Форум по теме охота,рыбалка,спорт,кладоискательство,антиквариат,оружие,армия,политика,кино,наука,музыка,танцы,рукоделие,компьютеры,общение
http://uvlecheniehobby.ru-лучший сайт по хобби,охота,рыбалка,спорт,армия,оружие,антиквариат,кладопоиск,нумизматика,общение,встречи,политика,новости,купля-продажа,наука,образование,культура,компьютеры,электроника и многое другое.
   военная форма  
    
 
    макеты оружия курсы эротического массажа >
html clock code часы html на сайт

www.uvlecheniehobby.ru$5387$5387Сколько стоит ваш?

.

ДНЕВНИК ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ

Форум посвящённый поисковым отрядам , памяти и чести.
Изображение

Модератор: Золотунчик

ДНЕВНИК ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ

Сообщение admin » 03 янв 2016, 18:38

ДНЕВНИК ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ часть 18
Александр Кузьмич Резяпкин
19 мая 42 г.

12 часов дня. Возвращаемся с Серовым от коменданта станции, которому мы очертенели со своими справками об эшелонах. Вдруг позади раздался сильный взрыв. Оказалось, что за нами шли четверо военных из вновь прибывшего саперного подразделения. Они взяли метров пять левее от той тропы, по которой ходим все время мы. Оказывается, тропа эта проходит по минному полю. Один сапер убит, один ранен.
Часа через два прибыли саперы и начали разминировать площадь около станции и по направлению к реке, где наша землянка. Часа через четыре они извлекли сотни мин, складывая их штабелями в одном месте у реки.
Саперы сделали неподалеку от нас две землянки, и нам с ними стало веселей. Вечером мы ужинали вместе. Саперы наглушили рыбы. Но что выяснилось? Оказалось, что мы все время ходили по минному полю: Серов, Шейченко, я и другие. Сам комендант станции, и все работники станции не знали точно, насколько простирается это пристанционное минное поле.
Эх! Беспечность ты наша русская!

22 мая 42 г.

Утро. После завтрака направляемся к коменданту. Мимо нас конвоируют с полсотни пленных немцев. Они остановились на привал. Конвой разрешил пленным сесть и перекурить. Мы в нескольких метрах остановились. Немцы грязные, обросшие, сняли с себя гимнастерки, били вшей, курили, переговаривались. Говорить с пленными начальник конвоя нам не разрешил...
Вечером комендант ошарашил нас сногсшибательной новостью: Москва ответила на его запрос, что наши эшелоны в Москве "переадресовали" и ... направили на Украину. Нам приказано двигаться в Москву в Бронетанковое Управление, где и узнаем мы обо всем...
Ну, вот это да!

23 мая 42 г.

Рано утром выезжаем. Машину погибшего при взрыве гранаты Дерягина ведет лейтенант Шейченко. К нашему счастью, он шоферское дело знает.
Я в душе нервничаю, что бригада скоро вступит в бой, политотделу много дел, а я ... блуждаю здесь.
Ночуем в какой-то деревушке. Люся до полуночи варила нам горох, а стряпать она, как видно, еще не умеет. Я этот пересоленный и пригорелый горох и есть не стал, как и Серов. Люся реветь перестала, видимо окрыленная надеждой, что скоро снова соединится со своим Моргуновым.

25 мая 42 г.

Вечером подъехали к Бронетанковому Управлению. Москва, Москва, чем ты, матушка порадуешь нас? Направили в отдел формирования. Передо мною - молодой еще статный красивый полковник. Докладываю: такой-то, такой-то.
- Знаем! Садись! - говорит он. - Вот начальник политотдела 58-й непромокаемой. Слушай: при укомплектовании бригады, ваше командование скрыло от нас две легковые машины, на коих вы сейчас сюда явились. Эти машины, загрузив продуктами, Моргунов и направил своим ходом под вашим началом в Андриаполь. Вы знали обо всем этом?(А ты, начальник политотдела, помогал им в обмане командования? - Я остолбенел, потом заплакал от обиды и объяснил как мог. Выпил два стакана воды и успокоился.)
Я смотрел на полковника как баран на новые ворота, и тут вся подлость Моргунова мне стала ясна. Но ведь и Соловьев об этом все знал?
- Моргунов и Соловьев будут отвечать за это. А кто сейчас с Вами на машинах? - Я сказал. - Так вот: потрудитесь эти машины сдать сейчас (он указал мне адрес), о сдаче принесете мне документ, тогда получите проездные бумаги(на всех, кроме Люси - она вне штата "приголублена" в бригаду Моргунова) и отбудете в свою часть. Мы скажем место дислокации бригады. По всем этим вопросам будет следствие. Сегодня же уезжайте на ст. Белый Колодезь. Ваши там. Вот так-то, начальник политотдела! Намотай себе на нос. Желаю успеха!
Я повернулся как Швейк и принялся за дело.
Ай да Моргунов! Ай да Соловьев! Ну и фокусники!
Когда я сообщил своим, в чем дело, Серов и Шейченко изумленно на меня уставились, а Люся как никогда занялась "мокрым делом".
- Вот что, товарищи, - говорю им, - забирайте из машины свои вещи, продукты. Отвезите Люсю на квартиру, отведите туда-то машины. Серов остается со мною, а лейтенант и шофер после сдачи машин явитесь сюда.
Пока ждали Шейченко с шофером, мы с Серовым оформляли проездные документы. Затем взвалили на плечи чемоданы, рюкзаки, начали пробираться на Курский вокзал.
- Какова ирония судьбы! - острит Серов, - час назад мы были мехвойска, а сейчас - пехвойска...

27 мая 42 г.

В полуднях нас высадили десантом в Валуйках. Дальше на юг поезда не идут. "Голосуем" на дорогах попутным машинам, но идущие, как правило, к фронту, они все загружены и нас не сажают. К ночи добрались по пыльной дороге до села Уразово. Решили ночевать и кое о чем узнать. Достали крынку молока, съели как волки.

28 мая 1942

Мы проспали с дороги крепко и поднялись рано, у хозяйки была готова картошка "в мундирах". Наскоро перекусив, я разослал своих товарищей разузнать, нет ли фронтовых машин, ночевавших поблизости с нами. И - о, счастье! Рядом в соседях оказался "ЗИС", наполовину загруженный ящиками с продуктами, идет на передовую. И мы помчались, обрадованные удачей. Пожилой шофер оказался из соседнего соединения. Он сказал, что наша бригада кочевала вместе с их пехотной дивизией четыре дня, и сейчас она - во втором эшелоне.
Часа через четыре мы были на месте. В роще стояли несколько танков, автомашин, две палатки, замаскированные ветками и травой. Мы подходим... из палатки выходит Котов. Обнялись. Перебивая друг друга, рассказываем. Моргунов с Соловьевым отсутствуют, их вызвали в штаб Армии. Котов рассказывает: "Были в бою. Накостыляли нам..." бригада была в боях, воевала плохо. Потеряли треть танков, до полусотни бойцов убито и ранено. Моргунов показал всю свою беспомощность и растерянность. Авторитет его перед личным составом упал окончательно. Задачи в бою ставит путано, неуверенно, кичится и грубит. Да к тому же, он - трус. В первый же день нас порядком долбанула вражеская авиация. Дело дошло до паники. Все предстало самотеку.
Я наскоро рассказал Котову о своих приключениях. А когда рассказал об истории с двумя легковыми машинами, Котов был ошарашен и с возмущением сказал:
- Вон оно в чем дело! Ну, это даром им не пройдет!

29 мая 1942

За полмесяца в политотделе накопилось дел более чем достаточно. Мои ребята говорят, что за время моего отсутствия Соловьев ни разу там не был. Все, что требовалось им подписать, ребята носили к нему на квартиру.
Ночь. Все мои работники спят. Шурша сапогами о траву, в палатку заглянул часовой. Всунув голову в отверстие палатки, он тихо сказал:
- Вас вызывает комиссар! - значит, они приехали. Иду. Природа благоухает. Тишина. Звездное небо. Заливаются курские соловьи. Вдали на горизонте разноцветными искрами рассыпаются ракеты. Но мне некогда любоваться всеми этими прелестями природы. Вхожу в палатку. Соловьев и Моргунов, обжигаясь, пьют чай.
- Ну, прибыл? - сказал Соловьев, протягивая руку
- Да, вчера!
Вместо ответа на мое приветствие Моргунов в грубой форме спросил, перебив Соловьева: - Где машины и где Люся?
- Люся и скрытые от командования машины в Москве! - ответил я
- Так... подвел ты нас, начальник политотдела!
- Кто кого подвел, с этим разбираются в Москве. Вон ваш адъютант там присутствовал и знает, как все получилось, - отвечаю я.
- Пошли на ужин, делов до черта! - потянул за рукав Соловьев Моргунова. - И они нырнули в свою палатку, не желая больше говорить со мной.
- Да обожди ты с этим делом! - перебивает Моргунова Соловьев, - тут есть дела поважнее. Были в боях. Немцы дерутся ожесточенно и дерзко. Ныне нас долго в штабе и Военсовете держали. Ну и, как всегда, давали нагоняя... Фрицы на нашем участке готовят наступление. Ну что же - будем драться...
Моргунов уже лег спать. Больше он в разговор не встревал.
- Ну, давай трошки соснем. Мы сегодня чертовски устали. Иди! - сказал на прощанье Соловьев.

31мая 1942

Поздний вечер. Сидим с Котовым в его землянке. Я за два дня обошел все части. Мы с Котовым взаимно информируем друг друга. Котов рассказывает забавные эпизоды фронтовых будней.
Есть в разведроте разведчик Горобец. Ходил этот разведчик не раз за линию фронта за языками, но долгое время притаскивал немцев полуживыми, и они не доживали до допроса - отдавали богу душу. А дело было в том, что Горобца, как и других разведчиков, учили: когда берешь языка, то стукни его врасплох, затыкай кляпом рот, связывай и тащи ночью в условном месте через линию фронта, не забывая пароли. Обладая богатырской силой, Горобец стукает всякий раз схваченного немца вроде слегка, но редкий захваченный потом выживает. За такую "неаккуратную" работу начальник разведки однажды пригрозил отчислить Горобца из разведроты в хозвзвод. И вот, Горобец оправдывается и сокрушается перед командиром: "Вот же морока мне с цыми немцами. Я его кажный раз завсим техосенько стукаю, а вин подыхает. Як муха квилый народ цы немцы".
И вот, на следующий раз Горобец приволок немецкого офицера, но тоже в бессознательном состоянии. Боясь, что фашист тоже скончается, не приходя в сознание, и тогда Горобцу не быть уже разведчиком, наш герой положил его на кровать, брызгал ему в лицо водой, дул ему в рот, делал искусственное дыхание, приговаривая: "А ну живи, дружок! Дыши, виткрой свои моргалки! Да смотри не вмирай! Иначе мени не быть в разведке". Немец ожил и дал ценные показания, а Горобец был награжден орденом Красного Знамени.
Я смотрю на Горобца - богатырского телосложения парень. Добродушен, прост до наивности, даже застенчив. Боится только мышей. Рассказывают, что недавно в одном месте ночью, когда к нему в штаны заползла мышь, он поднял такой переполох, что разбудил всех, за что друзья смеются над ним и поныне.
Второй случай. Впереди нас сейчас один стрелковый полк, которым командует старый полковник Усков. Недавно прямо днем к нему на к.п., в землянку, заходят четыре "лейтенанта" и заявляют: "Мы, товарищ полковник, не лейтенанты, а военнопленные русские. Немцы послали нас, чтобы мы схватили вас и притащили к ним. А мы по дороге решили: по прибытии к вам открыться вам и сдаться. Мы насмотрелись на зверства фашистов, будучи у них в лагере и никогда не простим им этого. Вот вам наше оружие и делайте с нами что хотите. Только они скоро подступят к вашей землянке и если не схватят вас живьем, то убьют здесь". Полковник Усков был вдвоем с адъютантом в своей землянке, его ординарец ушел за водой. Усков давно маялся с зубами, челюсть его всегда от этого забинтована. Он сорвал повязку, выпучил глаза на "лейтенантов", растерялся... Адъютант выскочил из землянки, крикнул в расположение солдат. Последние увели "лейтенантов", а полковника подменил его заместитель. Говорят, после этого у него перестали болеть зубы.
- Но вот я имею данные, это больше по твоей части относится, - продолжал Котов, - немцы в прифронтовой полосе ночами изымают на убой скот, птицу и сваливают этот грабеж на партизан. Крестьянам за изъятый скот даже выплачивают по несколько марок в виде страховки. Вот что делают, стервецы!
Изображение
За ВДВ...
Аватара пользователя
admin
Администратор
 
Зарегистрирован: 19 сен 2013, 19:36

Вернуться в Поиск павших бойцов.

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Наверх .