Форум по теме охота,рыбалка,спорт,кладоискательство,антиквариат,оружие,армия,политика,кино,наука,музыка,танцы,рукоделие,компьютеры,общение

Прикольные подарки - магазин magicmag.net

http://uvlecheniehobby.ru-лучший сайт по хобби,охота,рыбалка,спорт,армия,оружие,антиквариат,кладопоиск,нумизматика,общение,встречи,политика,новости,купля-продажа,наука,образование,культура,компьютеры,электроника и многое другое.
     
    
>
 
      
html clock code часы html на сайт

www.uvlecheniehobby.ru$5387$5387Сколько стоит ваш?

.

Основная классификация кладов

Форум кладоискателей и любителей приборного поиска.
Изображение

Модератор: Золотунчик

Правила форума

Основная классификация кладов

Сообщение admin » 20 ноя 2014, 23:52

"Основная классификация кладов"

"Энциклопедия кладоискателя" И.А.Отступник
СПб.: "РЕСПЕКС", 1998 г.
По рукописям профессора Т.Копалкина


1. Все клады по общей характеристике делятся на три группы:

- Ценностные клады - к которым относятся тайники, содержащие более половины предметов общепринятыхценностей времени захоронения. Это наиболее распространенная группа кладов, и большинство примеров обнаружения кладов - подтверждение тому.
- Бытовые клады - представляют собой некую "сборную солянку" из всевозможных предметов бытового назначения. Такие захоронения характерны для местностей, где проходила миграция населения - например, в случае добровольной эвакуации. Тайники имеют выраженную "привязку" к покинутому жилищу. Ценность кладов зависит от древности бытовых предметов.
- Реликвийные клады - состовляют группу труднопредсказуемых тайников. "..." Браться за отыскание клада, который можно причислить к реликвийной группе, можно только в двух случаях: либо когда есть заказчик, оплачивающий поиски, либо есть точные сведения о содержании тайника, и они отвечают вашим интересам.

2. Деление кладов по мотивации захоронения.

- Сберегательные - те самые малые и большие клады, в которых люди или группы лбдей исстари хранили деньги и драгоценности. Самое великое разнообразие мест упрятывания и способов маскировки относятся к этой группе: тут и "краткосрочные" клады в дупле дерева или под порогом, тут же - и грозные клады пиратов. Как правило, такие клады, в большинстве своем, привлекают к себе искателей и приносят значительный доход удачливым людям. Статистика говорит, что до 70% таких кладов находят в земле, причем нижний горизонт захоронения редко превышает 1,5 метра углубленности относительно поверхности устройства тайника. Конечно, эта цифра берется без учета изменения рельефа местности под воздействие природных или техногенных факторов, меняющих глубину погружения горизонтов захоронения.
- Ситуационнные клады - к ним относятся клады, спрятанные в экстримальных условиях. Ситуации, вызвавшие экстренные меры по сокрытию сокровища, могут быть самыми разнообразными, но их влияние придают тайникам много общих признаков, подробное знакомство с которыми позволит значительно сузить круг поисков. Примерами служат клады военного времени, когда быстроменяющаяся оперативная обстановка заставляла пользоваться не желаемыми средствами для надежного укрытия ценностей, а первыми попавшимися, наиболее доступными, которые возможно просчитать кладоискателю.
- Культовые клады - к ним относится масса ценностей, принесенных в жертву языческим богам и духам. Множественные лесные алтари и подземные святилища, священные камни и жертвенные водоемы хранят возде себя немалые сокровища. Для отыскания подобных кладов нужно основательно изучить традиции древних народов, некогда населявших интересующие искателей местности, обратившись к исторической литературе.

3. Клады подразделяются на поверхностные, подземные и подводные.

- Поверхностные клады - все те клады, которые спрятаны в наземных постройках, природных полостях (исключая пещеры), зарыты в земле не глубже трех метров. По колличественному составу такие клады занимают лидирующее место среди всех обнаруженных и зафиксированных находок ценностей, однако, они уступают пальму первенства подводным кладам по оценочной стоимости извлеченных предметов. "..." Находку, сделанную на пограничной территории "вода-суша", иногда бывает трудно отнести к той или иной группе: поднятие суши может сделать морской клад "сухопутным", а опускание суши - наоборот, отправляет под воду поверхностные клады
- К подземным кладам относятся ценности, спрятанные в естественных и искусственных подхземельях,а так же закопанные в землю на глубину более трех метров. "..." Глубоко закопанные клады часто относятся к категории сложных захоронений, и для точного обнаружения требуют высокочувствительную диагностичческую аппаратуру, что сопряжено с крупным капиталовложениям. Они требуют точной документальной проверки и серьезных архивных работ для сокращения затрат по ненужной выемке грунта, из-за неточностей в стратегии поискаю
- Группа подводных кладов включает в себя как собственно клады, спрятанные под водой, так и ценности, сокрытые водой и донными наносами помимо воли их владельца. "..." Подводные раскопки затонувших участков суши интересны скорее подводным археологам, чем кладоискателям. Меньшими затратами обходятся кладоискателям довольно-таки перспективные поиски ситуационных кладов в пресных водах.
За ВДВ...
Аватара пользователя
admin
Администратор
 
Зарегистрирован: 19 сен 2013, 19:36

Золото скифов.

Сообщение admin » 20 ноя 2014, 23:56

Золото скифов
ИзображениеИзображение
Как известно, скифы хоронили умерших в курганах. Часто вместе с умершим клали оружие, украшения, доспехи. Кроме того, зачастую покрывали тонким золотом (фольгой) лицо умершего (делали маски), одежду или деревянные статуэтки из дерева. Справедливости ради надо отметить, что обертывание фольгой практиковалось уже позднее в сарматских курганах.
Изображение
Но практика показывает, что основная группа курганов южных степей России не имеет внутри захоронения золота. Просто его не принято было в этих местах туда класть. Обычно там находят бронзовые вещи, да глиняные черепки.
Изображение
В VII-III веках до нашей эры скифы жили между Дунаем и Доном. В «Царских» кур­ганах ранее находили прекрасные вещи из золота и бронзы. Эти курганы отличались от простых. И опытные кладоискатели могли различать их по внешним признакам. Но сейчас не разграбленных «Царских» кур­ганов не осталось.
ИзображениеИзображение
Сарматы были наследниками скифов с III века до нашей эры по IV век нашей эры. Жили они на пространстве от Тобола до Дуная. Практически все курганы их разграблены еще в древности.

Опытные кладоискатели хорошо ориентировались в структуре кургана и с минимальными трудозатратами делали узкий лаз прямо к самому захоронению. Но это было и опасно. Иногда такие лазы обваливались.

Основная часть степных курганов была разграблена еще в 19 веке.
За ВДВ...
Аватара пользователя
admin
Администратор
 
Зарегистрирован: 19 сен 2013, 19:36

Клад Казанского хана

Сообщение admin » 21 ноя 2014, 00:02

Клад Казанского хана



20 августа 1552 г. Иван Грозный на судах подошел по Волге со своим войском к Казани. Вначале войско его встало в 6 верстах от города на Царевом лугу. Позади войска Ивана Грозного была Волга, а впереди на холме - крепость казанского ханства с высокими каменными башнями, с высокими мечетями из камня, прекраснейшим каменным дворцом и толстыми деревянными стенами.
Два дня подряд (21 и 22 августа) войска выгружали пушки, ядра, порох, съестные припасы и прочее со своих судов, стоящих у берега.

23-го августа на рассвете русские войска двину­лись к Казани и окружили город плотным кольцом.

По наведен­ному мосту авангард перешел Булак, вытекающий из озера Кабан, и, увидя перед собой царские палаты, мечети и стены в 500 метрах, повернули в сторону Арского поля, чтобы занять позицию несколько дальше крепостных стен.

Но неожиданно отворились крепостные ворота, и около 15000 татарских конных всадников и пеших воинов выдвинулись из крепости и атаковали войска Ивана Грозного. Русские оборонялись сомкнув ряды и стараясь не расстроить ряды отступили.

Татары , считая, что русские получили жестокий урок и уйдут, отступили в крепость.

Русские и татары потеряли в этом сражении много народу. Тем не менее, Иван Грозный не собирался отступать. За ночь, не тревожимый татарами, он расположил войска к осаде.

Надо сказать, что на другой день разразилась буря и часть судов и припасов потонули в Волге. В связи с этим он впоследствии писал, чтобы ему прислали припасы и теплую одежду. Так как он убедился, что осада, по-видимому, ожидает быть долгой.

Осада Казани длилась до 2 октября 1552 года.3-го октября хоронили убитых, а 4-го Иван Грозный осматривал дворец и свои трофеи. Ожидаемых больших сокровищ он не нашел, а те что видел, брать не стал, оставил в Казани. Видимо ничего ценного там не осталось.

Но на самом деле сокровища были. Они состояли из 3-х частей:

Слитки и бруски из золота и серебра
Монеты из золота и серебра
Подарки, военные трофеи, изделия ювелиров и т.п.
Куда же все это делось?

В то время дорогие вещи (из золота и серебра) были подконтрольны служителям ислама - мирз. Так как якобы они знают и могут правильно употребить дорогие вещи, не поддавшись пороку. Ну и кроме того, сам хан распоряжался этими сокровищами. В челяде хана был специальный человек, который отвечал за ханскую казну. Таким человеком у Едыгера был - Чапкун Отучев.

Все драгоценности хранились в основном храме Казани - мечети. Когда мирзы и хан увидели, что им не устоять против Ивана Грозного, они ночью вывезли из крепости 6 смоляных бочонков с самым ценным и бросили их в самой глубокой части озера Кабан.

Конечно , этим заведовал Чапкун Отучев, как человек, отвечающий за ханские сокровища.

Однако на следующий день при штурме русскими войсками Казани он совершил какую-то провинность и был казнен. Нигде не упоминается за что.

Кроме того, хан и все священники то же были убиты при штурме города. Поэтому точного места не знал больше никто. Только одному самому молодому священнику удалось бежать. Но он знал все в общих деталях и рассказал все не задолго до своей смерти. Так эта легенда дошла и до наших дней.

Несколько раз в более позднее время предпринимались попытки поиска этого клада, но результата не достигли.

Надо заметить, что вес 6 бочонков достигал не менее 400 пудов. Так что, клад был значительным.
За ВДВ...
Аватара пользователя
admin
Администратор
 
Зарегистрирован: 19 сен 2013, 19:36

Отсвет «Батыева серебра»

Сообщение admin » 21 ноя 2014, 00:08

Отсвет «Батыева серебра»



Поиск мифического многотонного клада, который якобы оставил хан Батый в 1237 году в одном из селигерских озер, ведутся довольно давно, однако до сих пор, судя по поступающей информации, безрезультатно. Ставить вопрос о том, почему столь крупный клад до сих пор не обнаружен, видимо, не нужно — достаточно просто взглянуть на карту верхневолжских озер. Этих озер в данном районе столь много, что как-либо продуктивно исследовать их даже с помощью наилучшей специальной техники практически невозможно. Однако и в данной клало-искательской истории и по сей день происходят весьма интересные сюжетные повороты. Лично для меня такой поворот произошел в тот момент, когда в мои руки попала весьма любопытная статья в модном журнале «Подводный мир» с весьма многообещающим названием — «Серебро Батыя». Поскольку в статье, при внимательном прочтении, мною было обнаружено достаточно много явной дезинформации и неточностей (а выяснить истинное положение вещей хотелось непременно), я решил при случае выйти на непосредственных участников описанных событий; Чтобы ввести читателей в курс дела, я вкратце перескажу содержание статьи.
Итак, в начале публикации, как обычно, дается небольшой экскурс в историю вопроса. Сообщается, что войска Батыя, разорив Рязань, Москву, Владимир и массу прочих населенных пунктов Древней Руси, двинулись на Новгород. Но планам кочевников помешали распутица и начавшийся голод. (Насчет распутицы автор явно покривил душой, поскольку тот год был отмечен именно небывалыми морозами, от которых погибло до 70 000 пленных. А голод мог касаться только лошадей, которые в тех глухих местах не могли найти себе достаточного количества корма.)
Озабоченный создавшейся напряженностью хан приказал избавиться от громадного и слишком обременительного обоза, в том числе и от награбленного серебра. Историки считают, что татары дошли в том походе до Игнач-креста (современная деревня Игнашовка) и только оттуда по тем или иным причинам повернули обратно. Действительно, в таком случае на их пути лежало множество больших и малых озер, в которых легко можно было утопить не то что несколько возов с добычей, но и все Батыево войско, причем многократно.
Далее автор статьи писал о том, что он по летописям вос-становил маршрут, проделанный Батыем, после чего пришел к однозначному выводу о том, что искать затопленные сокровища следует в районе городка Селижарово. Очень кстати рядом с ним появилась и ясновидящая Марина Сугробова, которая утверждала, что в своих снах видит, как сильно закопченные татары топят многочисленные мешки с сокровищами в замерзшем озере. Единственное, что она не знала точно, так это то, где же это озеро находится. Но поскольку примерный район уже вычислил сам автор статьи, то всей честной компании са-модеятельных кладоискателей оставалось лишь посетить все озера в районе Селижарова и попытаться отыскать то единственное с денежками на дне. Что собственно, они и осуществили. Собрались большой бригадой и на трех машинах с соответствующим оборудованием двинулись в поход.
Госпожа Сугробова после осмотра нескольких попавшихся на пути экспедиции разновеликих озер уверенно заявила, что одно из них и есть то самое — искомое. Далее в дело вступил опытный водолаз-аквалангист. Он спустился под воду и даже обнаружил некий, весьма подозрительный бугор в центре озера. Да, забыл упомянуть о том, что, по утверждению автора, данное озеро лежало на 14 метров выше уровня основного Селигера и было расположено в 400 метрах от него. Участников экспедиции этот факт ужасно воодушевил, поскольку они тут же поняли задумку коварного Батыя. Тому; кто вернулся бы за безвременно утерянной добычей, следовало лишь прокопать канал, и вода из озера с условным названием «серебряное» ушла бы сама собой, обнажив хитро спрятанный клад.
Побултыхавшись немного в придонном иле, водолаз всплыл на поверхность и доложил, что озеро глубокое, ила много и не видно ни черта. Почему-то на основании этого доклада все дружно уверились в том, что сокровища находятся буквально под ногами, и порадовались сами за себя. После этого все участиики поисков быстренько свернули лагерь и очень довольные поехали обратно в Москву.
Еще раз повторюсь, что с точки зрения профессионального поисковика данная статья была просто скопишем злонамеренной дезинформации и необъяснимых противоречий. Все в ней отдавало хитро закрученной приключенческой интригой и бульварной литературщиной. Взять хотя бы тезис о славном городе Селижарово, вокруг которого якобы разворачивались основные действия этой поисковой комедии. Развернем карту и посмотрим, где та Игнашовка, откуда татары повернули в Ниж-неволжье, и где расположено Селижарово. Между ними расстояние километров в семьдесят! Пока татары добрались от первого населенного пункта до второго, они имели возможность сто раз затопить все, что хотели. В районе же Селижарова весьма трудно найти что-либо подобное для утопа, там нет озер вообще!
Или вот еще перл с 14 метрами превышения уровня поверхности «серебряного» озера над поверхностью Селигера. Однако крайне трудно найти среди всех вёрхневолжских озер превышение даже на один метр по отношению к ординару основного Селигера, не то что на четырнадцать!
Но больше всего меня интересовало следующее Что же стало впоследствии с якобы найденной ими «серебряной» горой? В статье об этом не было и намека. То есть нашли люди гору ценностей, поплясали вокруг нее и отправились восвояси. Так не бывает. Если клад Батыя был действительно ими найден, то просто невозможно себе представить, что не было сделано даже попытки его вытащить! Короче говоря, следовало разобраться в данной истории внимательнее, чтобы надежнее отделить «овнов» от «козлищ.

+++++++++++++++++
Основной моей задачей на первом этапе расследования было выяснить, что называется из первых уст, почему все же не был извлечен столь удобно «с точки зрения профессионального кладоискателя» залегающий клад. И в самом деле, согласитесь что получить информацию (откуда бы она не исходила) о том, почему не была поднята многотонная куча серебряных изделий 750-летней старины, крайне интересно. Ведь любопытно же выяснить, что в действительности могло явиться препятствием для извлечения драгоценного подарка? Правда, в статье прозрачно намекалось на возможное противодействие местных властей, но по своему опыту я знаю, что после соответствующих догово-ренностей и финансовых вливаний местные власти становятся достаточно лояльными и зачастую сами могут оказать содействие в извлечении какого угодно клада, к тому же удачно расположенного в столь удобном, а главное глухом месте! А поработать в лесной глуши, в спокойном, стоячем озерке, пусть даже с его дна бьют холодные ключи, это ли не мечта всякого уважающего себя поисковика?!
Но из статьи следовало, что клад из озера извлечен почему-то не был, и это удивительное обстоятельство долго не давало мне покоя. К тому же будучи не только активно действующим поисковиком, но и писателем, специализирующимся именно на приключенческой и поисковой литературе, я почувствовал, что за рамками статьи в «Подводном мире» осталось что-то самое интересное и загадочное. И как человек, с удовольствием описывающий все загадочное и непонятное, я просто должен был выяснить истину. Ну что же, пора было собираться в путь, за дополнительными сведениями и истиной в первой инстанции.
Самыми важными действующими лицами в этой истории были, по моему мнению, всего два человека. Ясновидящая г-жа Сугробова как основной источник первичной информации о месте захоронения клада и водолаз, который непосредственно погружался в воды «серебряного озера. И тут мне совершенно неожиданно повезло. Едва я набрал номер своего единственного знакомого, ранее связанного с профессиональной работой под водой, как он, нимало не смущаясь, рассказал мне о том, что он прекрасно осведомлен об этом случае, поскольку сам в это озеро и погружался!
— Да, действительно, приехали мы на какое-то лесное озеро, — поведал он мне, — привезли водолазное оборудование, лодку резиноэую... Пару раз погрузились. Вода там чрезвычайно прозрачная и водоросли очень красивые, длинные такие... Глубина? Да, верно, местами она была весьма приличная...
—А холм ты там видел? — довольно нетактично перебил я его.
— Ну, не совсем холм, — заюлил он, — скорее была некая гряда, которая как бы делила озеро на две неравные части. В середине озера глубина действительно достигает аж тринадцати метров, а там, на грядке этой, она поменьше метра на три-четыре.
— Так там была найдена какая-то магнитная аномалия? — не отставал я от него.
— Нет, — напрочь отмел он довольно уверенно данную в статье информацию, — ничего подобного не было и в помине.
— Но ведь в статье написано черным по белому, что у вашей команды были все необходимые приборы! — не отставал я.
— Верно, какие-то приборы с нами были, — подтвердил во-долаз, — но почему-то ими так и не воспользовались.
— Почему же?
— Наверное, потому, что к нам вскоре явились представители расположенной неподалеку базы отдыха от какого-то института и заявили, что не потерпят каких-то подозрительных исследователей на подведомственной им территории.
Ситуация начала понемногу проясняться. Получалось так, что и подозрительный холм, и магнитная аномалия, якобы совпадающая с указанной Сугробовой точкой на карте озера, не более чем завлекательный ход автора статьи!
«Так что же у нас осталось в сухом остатке?» — задумался я после окончания нашего весьма сумбурного разговора. Озеро имеется, это несомненный факт, водолаз врать не будет. А что еще? Кроме завлекательной легенды и уверений М. Сугробовой, что клад Батыя существует на самом деле, никаких точных и бесспорных фактов в моем распоряжении не было. Кроме того, мой знакомый никак не мог помочь мне попасть на это самое озеро, поскольку не знал ни его настоящего названия, ни верной дороги. Единственное, что он запомнил точно, так это то, что от города Осташкова они ехали еще часа полтора, и в конце пути дорога и вовсе превратилась в малопроезжую лесную тропу. К несчастью, мой знакомый не имел понятия и о названии расположенной неподалеку базы отдыха. Единственное, что он помнил хорошо, было то, что озеро не имело стока и, кроме того, располагалось совсем недалеко от Селигера, буквально в двухстах метрах. Однако еще раз изучив географическую карту, я довольно быстро уяснил, что подобных озер в тех местах имелось предостаточно. Установив сей безрадостный факт, я вновь оказался в тупике. Понятно, что искать озеро, которое находилось неизвестно где и называлось неизвестно как, было равносильно поиску иголки в стогу сёна.
Оставалось лишь одно верное средство прояснить окончательно запутавшуюся ситуацию — поскорее добраться до главного первоисточника всей этой кутерьмы — самой госпожи Сугробовой. Договорившись с ней о встрече, я в течение недели дважды посетил ее замечательный салон и попутно постарался выяснить, откуда проистекает ее привязанность именно к этому эпизоду российской истории и где же находится столь замечательное озеро? К моему величайшему сожалению, конкретно удалось выяснить лишь то, что она с мужем действительно была пару лет назад на лесном озере, которое, по ее мнению, называлось Троянским. И действительно, неподалеку от их лагеря, с южной оконечности озера располагалось несколько убогих дощатых домиков, которые принадлежали одному из институтов Российской академии наук. Это было все, что она вспомнила, а может быть, захотела вспомнить.
+++++++++++++++++
Но все же дополнительные сведения следовало срочно осмыслить и, едва возвратившись домой со встречи, я спешно раскатал уже слегка затертую на сгибах карту Селигера. Направил на нее лупу и принялся за срочные поиски Троянского озера. Неприятное открытие ожидало меня примерно через двадцать минут. Ровно столько мне понадобилось времени, чтобы однозначно выяснить, что озера Троянского ни вблизи, ни вдали от Селигера не существует. Сюрприз, что и говорить, был довольно неприятный, но истинный поисковик всегда копает до самого дна. Теперь у меня оставался всего один крошечный шанс выйти к неуловимому озеру — через пресловутую базу отдыха. К счастью, мне пришлось некогда поработать стажером в том самом институте, на балансе которого висела озерная база, и я наивно полагал, что выяснить ее местонахождение мне удастся без особых проблем.
Но и здесь я несколько промахнулся. В результате проведенной мною акции мне удалось выяснить только то, что искомая база располагается примерно в пяти километрах от пристани с поэтичным названием Залучье. Заодно уже другими путями ко мне пришла информация о том, что неподалеку от заветного озера находятся и несколько других небольших озер, отличающихся от нужного нам водоема только своими размерами и качеством воды.
Вновь настала пора плотно поработать с картой. Довольно скоро выяснилось, что только местность с запада от Залучья отвечает всем собранным к тому моменту сведениям. Только там на некоем полуострове Пространном имелось несколько разновеликих озер» три из которых действительно располагались рядом с основным зеркалом Селигера. Вот к ним-то я и присмотрелся более пристально. После недолгих размышлений я отсеял одно из них, поскольку оно имело слив в Селигер, а ведь искомое озеро слива не имело. Оставались еще два. Но оба они были совершенно равноценны, и разобраться в том, какое из них есть то самое «серебряное» озеро из статьи, можно было только на месте. План мой был в общем и целом весьма незамысловат — добраться на машине до Осташкова и уже оттуда произвести непосредственный осмотр и промер подозрительных озер прямо со льда. Но нам нужно было поторапливаться, поскольку на европейскую часть страны стремительно приближалась весенняя распутица. Поскольку времени на раздумье практически не оставалось, то я предложил своим коллегам готовиться к походу основательно, но быстро. Поскольку наш маршрут должен был пролегать по заснеженным лесам и значительным ледовым пространствам, то пришлось взять с собой даже канадский вездеход «Арго» на специально изготовленном для него прицепе.
Сутки на сборы, и наша небольшая поисковая команда выехала в направлении древнего Селигера. Переночевав в одноименной гостинице, в которой по случаю нашего прибытия отключили сразу и горячую воду и отопление, мы с первыми лучами солнца направились в селение под названием Новые Ельцы, откуда нам предстояло двигаться уже на вездеходе. Остановившись на пустынном пляже, мы первым делом выгрузили «Арго».
Здесь мне хочется на время остановить свое почти детективное повествование и сказать несколько хороших слов в адрес этого удивительного механизма, сделанного в далекой Канаде. Поскольку в окружающих нас лесах снега еще было вполне достаточно, мы решили сразу же надеть на его колеса широкие пластиковые гусеницы. Именно они должны были облегчить нам передвижение по густым лесным массивам, раскинувшимся на противоположном от нас берегу крупнейшего озера европейской части России. Поскольку опыта в управлении машинами такого рода у нас почти не было, а ехать на вездеходике предстояло вчетвером, да еще и с вещами, мы тронулись с места с определенной опаской. «Арго» — машина с виду крохотная, но всем хватает места для вполне комфортного размещения. Водитель запускает двигатель. Берег Селигера в этом месте довольно крут, но наш «малыш» легко спускается на лед. Прибавляем газ, и он, гремя гусеницами, быстро и легко несет нас вперед. Берег все ближе, и вскоре мой взгляд различает дощатые домики, выкрашенные в зеленый цвет. Притормаживаем рядом с рыбаком, энергично сверлящим лед.
Узнаю от него, что домики — база отдыха какогото московского института, причем она тут единственная.
Ситуация мгновенно и радикально прояснилась. Раз база отдыха располагается именно в этом месте, между двух полуостровов с примечательными названиями «мыс Бык» и «мыс Телка», то единственным озером, которое находится вблизи, является озеро Тряское. Да и действительно, если перенести ударение в названии с первого слога на последний и произнести его побыстрее, то получается слово, звучанием слегка похожее на «Троянское». И, следовательно, нам остается только скорее отыскать само озеро и произвести его электронную разведку. Задача, казалось бы, несложная, но для людей, впервые оказавшихся в незнакомой местности, препятствия обычно находятся легко.
Для начала мы около часа плутаем по лесу и только благодаря «Арго» выбираемся обратно к Селигеру без особых потерь еще раз сверяемся с картой и, удачно перевалив через довольно крутой водораздел, выкатываемся наконецто на берег очень живописного озерка.
+++++++++++++++++
Озеро и в самом деле великолепно. Почти круглое, с уходящим влево мощным аппендиксом, оно плотно окружено густым девственным лесом и довольно крутыми прибрежными буграми. Невольно ловлю себя на мысли о том, что что-то прятать в нем — одно удовольствие. Вокруг полная глушь и безлюдье, а семьсот пятьдесят лет назад здесь, скорее всего, и вообще не ступала нога человека. Пока остальные развертывают скромный лагерь, я обвешиваюсь аппаратурой и, не теряя и минуты, выхожу на лед. Впереди у меня несколько часов непрерывной и довольно нудной работы. Привычными движениями намечаю опорные ориентиры, расчерчиваю рабочий блокнот и включаю электропитание. Час идет за часом, а до выполнения намеченной программы еще очень далеко. Озеро на первый взгляд немаленькое, и, по самым оптимистичным прикидкам, для получения полной информации о его «недрах», мне понадобится

пройти пешком не менее двадцати километров. Тем временем мои спутники, наскоро накормив меня гадким и переперченным «дошираком», уезжают на разведку дороги, идущей к озеру от Березовского Рядка, к сожалению, не оставив мне и наследство и глотка воды.
Хотя мартовское солнце слегка греет и дует резкий северный ветер, через чае, не выдержав пытку жаждой, я достаю кинжал и, кое как опустившись на колени, раздалбливаю рыбацкую лунку. Очистив пробоину от льдинок, собираю ладонь ковшиком и вычерпываю из пробоины несколько глотков поистине живительной влаги. Вода и в самом деле очень хорошая, кристально чистая и вкусная. Кажется, она и в самом деле имеет большую насыщенность серебром, но мои приборы пока не зарегистрировали никаких металлических аномалий. Напившись и слегка переведя дух, возвращаюсь к своим трудам. Хорошо. что на ледяной крошке, покрывающей акваторию озера, заметны мои следы, и теперь не нужно производить предварительную разметку веревками, что, как правило, приходится делать в тех случаях, когда ориентировка на больших пространствах затруднена. Вот и теперь, при ширине озера в 300—350 метров было бы весьма затруднительно выдерживать нужное направление без четко обозначенных ориентиров или протянутых через ледяную гладь опорных шнуров. Так что запомните, уважаемые исследователи, что следы на снегу — это сущее благо для каждого поисковика. При действиях на больших и безликих пространствах, таких как редколесье, пахотные поля, замерзшие озерные или речные глади, цепочки собственных следов являются отличным ориентиром.
К четырем часам вечера основная часть озера Тряского уже отработана, но к этому времени сам я еле держусь на йогах, поскольку на льду присесть просто негде. Но усталость столь сильна, что отдохнуть просто необходимо. Иду к берегу, нахожу в лесу сломанное дерево и, не снимая с себя прибора, укладываюсь на него в позе лолулохлого крокодила. Ни согнуться, ни повернуться. Но все же немного легче, поскольку не на ногах. Пятнадцать минут передышки, и, к сожалению, надо вставать. Озеро ведь большое, по площади чуть меньше половины квадратного километра, а я осилил всего две трети его. Остается отработать только извилистый и на вид малоперспективный аппендикс, но поскольку в нем одном можно утопить целый

эшелон тяжелых танков, то пренебрегать им я права не имею. Правда, здесь я уже слегка подхалтуриваю — не дохожу до берегов метров по двадцать, поскольку и так видно, что там слишком мелководно и ни один уважающий себя «Батый» что-либо прятать там не будет.
Проходят еще два часа. Эхо неожиданно доносит до моих ушей шарканье армейских бахил моих спутников, и я с усилием поднимаю отяжелевшую голову. Самый дальний от Селигера край Тряского озера совсем близко. Еще два-три прохода, и наступает коней моим мучениям. Погода давно поменялась. Вместо приятного весеннего солнца с холмов яростными порывами скатывается холодный сиверко, заставляя поторапливаться. Но вместо этого я присаживаюсь на пенек и еще раз просматриваю сделанные за день замеры. Но, увы, никаких видимых и хорошо заметных аномалий мною не выявлено. Однако надежны я не теряю, поскольку еще предстоит нанести полученные данные на крупномасштабный планшет. Иногда это помогает, особенно в тех случаях, когда искомый объект представляет собой достаточно мелкую и рассеянную россыпь, находящуюся к гаму же на приличном расстоянии от головки прибора.
К настоящему времени эта работа уже проделана, и я прямо сейчас демонстрирую читателям окончательный результат наших многотрудных усилий. Из представленной схемы ясно видно, что магнитуды пересекают поверхность озера очень плавно, почти не отклоняясь на открытых пространствах и лишь слегка изгибаясь вблизи берегов. Обыкновенно подобная картина наблюдается лишь там, где напрочь отсутствуют какие-либо залежи металла. Отсюда можно сделать однозначный и единственный вывод— озеро Тряское девственно чисто и не содержит в своих глубинах никакого клада.
Наш поиск, увы, окончен безрезультатно. Но как же теперь быть со столь красивой легендой? Неужели постоянные видения гжи Сугробовой являлись лишь пустой игрой ее воображения? Вполне возможно, что и так. Но может быть, она в своих поисках нужного озера просто несколько промахнулась. Ведь, повторюсь еще раз, небольших озер вблизи Селигера очень много, и все они похожи одно на другое. Так что вполне возможно, что мне еще придется возвращаться к данной теме.

Авторы A.С. Косарев Е.В. Сотсков
За ВДВ...
Аватара пользователя
admin
Администратор
 
Зарегистрирован: 19 сен 2013, 19:36

Клад Степана Разина

Сообщение admin » 21 ноя 2014, 00:17

Клад Степана Разина




На Дону и в Поволжье ходит много легенд и преданий о сокровищах, спрятанных знаменитым атаманом. Говорят даже, что жив он до сих пор, поскольку в наказание за грехи обречен он на вечные скитания, бродит в горах у Каспийского моря и охраняет сокровища свои несметные, а откроет их лишь тому, кто поможет ему искупить злодеяния и спокойно умереть. Но это лишь рассказы. Однако доподлинно известно, что после казни Степана в 1671 году по царскому указу была снаряжена экспедиция в район Жигулевских гор и Подонья. Фролу Разину, брату Степана, было приказано показать, где спрятаны клады. Но Фрол лишь водил за нос царских слуг, таская их по ярам и урочищам. А в это время бывшая любовница атамана Алена-ватажница и его сподвижник есаул Лука Черепка перепрятали клады на новое место. Вскоре Фрола казнили, есаул погиб, а Алена тайно перебралась под Лодейное поле в вотчину бывшего главного кормчего новгородской флотилии, шведа по происхождению, друга и советчика Степана, барона Аугюсте фон Роде. С собой она привезла все схемы и карты захоронений кладов. Однако, по всей видимости, барон не захотел делиться сокровищами и через некоторое время выдал Алену властям и сделался единственным владельцем бумаг, указывающих местоположение драгоценностей. Известно, что дочь барона со своим мужем, следуя картам, доставшимся от отца, пытались производить раскопки в том месте, где под землей якобы находилось тридцать погребов с сокровищами. Но раскопки велись неграмотно, земля обвалилась и скрыла место поисков, а сами кладоискатели были взяты под стражу.

А вот праправнуку фон Роде, военному инженеру Петру Мятлеву повезло больше. Руководствуясь все теми же картами и схемами, найденными в старых сундуках, он произвел раскопки вблизи знаменитого волжского утеса и обнаружил целую сеть подземных галерей. Но самих сокровищ он так и не увидел: вскоре Первая мировая война и революция прервали поиски, а потом и сам Мятлев умер. Но в 1983 году на этом месте действительно были найдены тайники с оружием и утварью ХV|| века.
Очень интересной оказалась находка 1904 года в Царицыне. Вблизи одной из церквей провалилась земля и в открывшемся подземелье были обнаружены гробы, наполненные персидским золотом. Оказалось, что это разинский тайник, соединенный подземным коридором с пристанью на Волге, куда причаливали корабли атамана, груженные добычей.
Кроме того, есть свидетельства, что однажды во время боев под Сталинградом, после налета бомбардировщиков осыпался берег Волги и в толще обрыва стал виден целый ряд старинных чугунных пушек, одну из которых удалось вскрыть и внутри нее были обнаружены драгоценные украшения. К несчастью, берег, в результате обстрела, скоро сполз в реку, погребя под собой несметные сокровища, принадлежавшие скорее всего Разину. Действительно, в документах фон Роде есть упоминание о том, что атаман прятал драгоценности в старых, не годных более к боевым действиям, пушках-"единорогах", вкапывая их в волжские берега.
А народная молва рассказывает еще о нескольких кладах Степана. Так, по преданию, один клад спрятан возле села Шатроманы в Симбирской губернии. И якобы так велик он, что на эти деньги всю губернию можно сорок раз отстроить заново. Другой клад находится близ села Песковатовки в Царицынском уезде, причем говорят, что спрятан там в кургане целый корабль, доверху наполненный золотом, заведенный туда во время половодья сподвижником Степана Усом. Еще рассказывают про клад в Саратовской губернии, заложенный неподалеку от устья реки Большого Еруслана под бугром Стеньки Разина или же под бугром Стенькина Шапка, где Степан станом стоял. А может быть, сокровища спрятаны там, где атаман пленников своих держал - в ущелье Дурман или по-другому Стенькина Тюрьма неподалеку от города Камышина. А еще говорят, что на Дону или на Волге есть Настина гора - курган, где похоронил Степан свою возлюбленную и закопал там же сокровища несметные.
Вербный клад и драгоценные бугры

Легенды гласят, что одно из самых крупных разинских сокровищ спрятано в рукотворном кургане у села Песковатка в нынешнем Городищенском районе. Говорят, незадолго до своей смерти пригнал Степан Разин по «полой воде» к Песковатке струг, доверху груженный серебром и золотом. А когда высокая вода ушла, засыпал этот струг с помощью друзей-разбойников землей. Для того чтобы приметить место, Разин собственноручно посадил на сотворенном им кургане вербу. Однако вскоре лихого атамана поймали, его товарищей перебили, так что некому было указать царским сыщикам точное место «вербного клада», а сам Разин ни под какими пытками место это не выдал. С тех пор и местные жители, и приезжие охочие люди перерыли немало песковатских курганов, порубили немало верб, но заветной разинской так и не нашли.

Согласно легендам, Разин, которого при жизни многие современники считали колдуном, после смерти, обернувшись призраком, ходил по земле, в местах своих былых походов, и охранял спрятанные им клады, до смерти пугая охотников до атаманского золота. Так, например, в числе кладов, оставленных в волжской земле Степаном Разиным, легенды называют «шатрашанский» клад. Он, согласно преданиям, был зарыт «царем донских разбойников» в селе Шатрашаны бывшей Симбирской губернии. По слухам, уже после казни Разина один из волжских бурлаков повстречал его призрак в месте, где вроде бы атаман и зарыл шатрашанский клад. Насмерть перепуганный бурлак после этого зарекся ходить по «кладовым местам».

О страсти Стеньки Разина к сокрытию награбленных сокровищ в холмах, курганах и буграх свидетельствуют и другие легенды. Согласно одной из них, атаман имел привычку закапывать горшки с золотом в высоких буграх на правом берегу Волги, особенно в ее среднем течении. Эти горшки, как говорят, «разбросаны» по волжскому берегу на территории нынешних Астраханской, Волгоградской, Саратовской и Самарской областей. Более других «горшковых» мест известен Стенькин бугор, который располагается у деревни Банновки в Саратовской области. Примечательно, что этот бугор находится между устьем реки Большой Еруслан и селом Золотое. Говорят, что название села тоже было выбрано не случайно?

«Бугорная» логика Разина была вполне здравой: далеко не всегда удача благоволила разбойникам, особенно если нарывались лихие люди на струги со стрельцами. Спрятанные на «черный день» атаманом в береговые бугры горшки с золотом и серебром становились ресурсом выживания разинской «бригады» в такие неудачные периоды. Сколько закопанных «про запас» горшков покоится до сих пор в волжских береговых холмах, точно не может сказать никто.

Из других кладовых мест Стеньки Разина, которые тревожат до сих пор умы и сердца охотников за разбойничьими копями, чаще всего называют «Стенькину тюрьму» – ущелье, расположенное километрах в десяти-двенадцати от бывшей слободы Даниловки (ныне один из райцентров Волгоградской области), а также Стенькин утес и Ураков бугор, которые находятся чуть выше города Камышина. Согласно легендам, именно в этих местах зарыта большая часть золота и драгоценностей, награбленных Разиным у царицынских купцов и представителей царского двора, некстати повстречавшихся на пути разбойников. По слухам, под Камышином следует искать и легендарный «Атаманский глаз» – невероятной красоты и размеров алмаз, захваченный Разиным во время персидского похода.

Впрочем, не обижен легендами о сокровищах Разина и Волгоград. В 1914 году, неподалеку от царицынской церкви Святой Троицы, внезапно провалилась земля. В провале горожане обнаружили несколько скелетов и гробов. Как потом оказалось, это было начало подземного хода, по которому разбойники Разина передвигались к городской пристани, на которой атаман разгружал сокровища, награбленные у местных купцов. Попытка пройти по подземному ходу не увенчалась успехом: земля продолжала обваливаться, и желающих рискнуть жизнью ради сокровищ не нашлось.
За ВДВ...
Аватара пользователя
admin
Администратор
 
Зарегистрирован: 19 сен 2013, 19:36


Вернуться в Кладоискательство и поиск по старине.

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 5

Наверх .