Форум по теме охота,рыбалка,спорт,кладоискательство,антиквариат,оружие,армия,политика,кино,наука,музыка,танцы,рукоделие,компьютеры,общение
http://uvlecheniehobby.ru-лучший сайт по хобби,охота,рыбалка,спорт,армия,оружие,антиквариат,кладопоиск,нумизматика,общение,встречи,политика,новости,купля-продажа,наука,образование,культура,компьютеры,электроника и многое другое.
   
    
 
    курсы эротического массажа лекарство от страха>
html clock code часы html на сайт

www.uvlecheniehobby.ru$5387$5387Сколько стоит ваш?

.

ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ ПОСТРОЕНИЯ ВОЕННОГО КОСТЮМА XVIII–XIX ВЕКОВ

форум по самостоятельному изготовлению одежды и амуниции.

Модератор: Золотунчик

ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ ПОСТРОЕНИЯ ВОЕННОГО КОСТЮМА XVIII–XIX ВЕКОВ

Сообщение admin » 02 фев 2014, 11:50

читать полностью
В. Н. Малышев
ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ ПОСТРОЕНИЯ
ВОЕННОГО КОСТЮМА XVIII–XIX ВЕКОВ
Историки, художники по костюмам, работники театра и кино ред
ко знают принципы, положенные в основу конструкции исторического
мундира. Причины сохранения во времени или исчезновения основных
конструктивных особенностей военной одежды не всегда диктуются
модой или экономикой. Основная причина стабильности или перемен
связана с условиями, в которых действовал воин и характером задач
выполняемых им.
Цель этой статьи пояснить долговременные исторические принци
пы построения военного костюма и описать самые важные особеннос
ти исторического мундира. Кроме конструктивных деталей верхней
одежды, уделено внимание некоторым видам другого обмундирования
военнослужащего. Прежде всего, рассмотрены не сменные детали, ук
рашения или разнообразие форм, а основные требования при их кон
струировании и некоторые технические особенности изготовления.
Описанные в статье закономерности кроя не являются повторени
ем чьих либо наработок, а являются плодом исследований большого ко
личества военной одежды из собрания ВИМАИВиВС, Исторического
музея, музея Суворова, Эрмитажа и других музеев России на протя
жении двух десятилетий.
Кафтан
Принципиальный крой европейского военного мундира оставался
неизменным с XVII столетия, на протяжении всего XVIII столетия и
первой половины XIX столетия. В России он был официально вве
ден Петром I в начале 1700 х гг. Это тип французского аби с 3 х шов
ной не отрезной спинкой. Среди военной одежды отличие в крое име
ют кафтаны казаков, гусар и улан, в основу которого положен тради
ционный народный кафтан и куртка. Различие в том, что в спинке
отсутствует центральный шов, а юбка (если есть) отрезная, часто без
прорезанных шлиц, со многими складками вместо них.
Вид кафтана со спины. Крой спинки, состоящий из одного цент
рального и 2 х боковых швов, сохранялся почти во всех конструкци
ях мундиров (не только военных, но и гражданских), не имеющих в
основе народный костюм, и просуществовал до конца XIX столетия.
232

Ниже лифа эти три
шва переходят в 3
шлицы. Разрезы бо
ковых шлиц исчеза
ют с введением анг
лийского фрачного
покроя, но декора
тивный намек на от
вороты и шлицы еще
долго сохраняется
Рис. 1. Складки елизаветинского мундира.
Вид снизу сзади
на фалдах. Цент
ральная шлица, позже с небольшим нахлестом краев друг на друга
(слева направо), располагалась от лифа вниз до подола и, легко раз
двигаясь, создавала удобство при езде верхом. Ткани двух боковых
шлиц были собраны в складки, число и глубина которых уменьша
лись на протяжении XVIII столетия. Вплоть до середины XVIII сто
летия было 5 складок (3 полных с одной стороны разреза и 2 с дру
гой) глубиной до 15–20 см каждая, в нижней, самой широкой части
(рис. 1). До 1763 г. вдоль каждого бокового разреза у офицеров нахо
дилось до 4 х пуговиц, скрепляющих разрез с каждой стороны, у ниж
них чинов – две пуговицы (по одной вверху и внизу каждого разре
за), а с павловского времени и позднее вовсе обходились только по
одной вверху, на лифе. При Екатерине II число складок в шлицах сни
зилось до 3 х, а их глубина внизу – до 5 см. Сами складки уже дела
лись частично зашитыми (внизу). При Павле I эти шлицы и складки
стремительно сокращаются, а при Александре I при фрачном покрое
мундира на их месте остается лишь декоративный шов.
Следует отметить особо, что талия кафтана до середины XVIII в.
лежала на 15–17 см выше пуговиц, ограничивающих шлицы сзади.
За остальные полстолетия линия этих пуговиц вместе с нижней час
тью мундира приблизилась к талии. Для точного формального анато
мического определения линии талии принята линия, проходящая
через угол локтя. В начале XIX в., с появлением фрачного покроя, пуговицы и начало фалд заняли, наверное, самое высокое место на
талии за всю историю мундира. С этого момента и до исчезновения
задних пуговиц на мундире они находились около талии (рис. 2), хотя
позже – несколько ниже локтя.
Первоначально общий набор складок нижнего белья, штанов, кам
зола и собственно мундира, суммируясь, создавал объемистую «юбку»
сзади, что рождало характерную прогнутую линию спины. Этот си
луэт постепенно менялся к началу XIX в. с уменьшением объемов
233

складок пол кафтанов и
складок штанов.
Очень важно знать, что
в верхней части мундира
кафтанов XVIII в., до по
явления фрачного мун
дира, никаких подклад
ных толщин в виде пле
чиков, ватной груди или
иных утолщений не су
ществовало. Дворяне
иногда подкладывали
придающие форму тол
щинки в чулки и штаны,
но не на грудь и плечи.
Лишь мода на высокую
талию, а затем и на вы
пуклую грудь в самом
начале ХIХ в. вызвала
практику вставки в рай
он груди ватных подкла
док толщиной до 3 см,
располагавшихся впере
ди, от плеча вниз до 3 й–
4 й пуговицы. Но и тог
Рис. 2. Схема эволюции изменений в
да в плечи ничего не под
построении мундира времен правления:
кладывали, а создавали
1 – Елизаветы, 2 – Павла I, 3 – Александра I, 4 – Александра II
«фонарик», мелко созба
ривая заднюю верхнюю
часть головки рукава. Подставные плечики в русском мундире по
явились с переходом к пиджачному крою при Александре III, да и то
не сразу и не повсеместно, а становятся обычными только при Нико
лае II в начале ХХ в.
Вид пол кафтана спереди. В начале XVIII в. полы мундира впереди
никогда не кроились по прямой. При Петре Великом полы от ворота
до пояса кроились по дуге, а от пояса к подолу уходили вперед, созда
вая от талии вниз почти полный «колокол» подола. Мода носить полы
постоянно завороченными назад изменила силуэт человека в кафта
не. Поэтому, начиная, примерно, с 20 х гг. XVIII в. и далее на протя
жении всего столетия, происходило неумолимое сокращение объема
передних пол с отходом их назад. Уже к середине XVIII в. полы мун
234

дира от ворота и до
подола описывают
плавную дугу.
Карманы. Боковые
карманы мундира,
прикрытые клапана
ми, вплоть до конца
XVIII столетия
были реальными и
могли быть исполь
зованы по назначе
нию. Внутренний
нагрудный карман
Рис. 3. Закономерности в построении карманов
как необходимость
и карманных клапанов: 1 – елизаветинский
мундир, 2 – павловский мундир, 3 – вырез
появился лишь в
боковых карманов I й половины XVIII в.,
виду сокращения 4 – клапан бокового кармана первых лет XVIII в.
пространства пол
мундира и превращения боковых карманов в ложные. Впервые внут
ренний грудной карман появляется при Павле Петровиче, вход в него
был расположен слева, на уровне 3 й пуговицы на груди.
Боковые карманы имели большие клапана, под которыми до сере
дины XVIII в. находился треугольный или пятиугольный вырез кар
мана (рис. 3.3), а не щелевидный разрез (как позже). Особенно важно
отметить, что до 1712 г. (а в обиходе – до 20 х гг. XVIII в.) не было
взаимной связи элементов спинки, бока и передних пол. Пуговицы
на полах спереди спускались до подола. Однако с момента, когда пу
говицы перестали пересекать линию кармана, для всякого правильно
скроенного кафтана, сюртука и камзола установилась жесткая связь
элементов. Эта очень важная закономерность исторического кроя
появилась примерно с 1712 г. А именно: линия пуговиц лифа и верх
ний конец шлицы – линия боковых карманов и последняя пуговица
пол – находятся на одном уровне! И это было справедливо как для
кафтана, так и для фрака, полукафтана и позднее для пиджачного кроя.
В своей основе эта связь оставалась справедливой и для мундиров
XX в. (рис. 4, 6). Стоит отметить, что в XVIII в. плоскость связи эле
ментов не всегда была строго параллельна земле, как позднее, а не
сколько наклонена вперед.
Карманные клапана. На ранних петровских мундирах форма кар
манных клапанов кафтана и камзола довольно прихотлива. Это тра
пецевидный лепесток ткани с зубцами фестонами внизу по числу
пуговиц на кармане. До 1712 г. фестоны на офицерских мундирах
235

бывали довольно слож
ной формы, а не про
стой острозубчатой, как
это нередко можно
встретить на поздних
реконструкциях. И хотя
взаимосвязь формы
клапанов с остальными
деталями кроя тогда
уже присутствует, но
отчетливо она проявля
ется позднее, когда кла
пан стал трехмысковым
и шился на 3 пуговицы,
т.е. после 1712 г. С этой
Рис. 4. Правила в построении мундира
поры и до ХХ в. можно
XVIII–XIX вв.
выделить принципы, по
которым кроили карманные клапаны кафтана и камзола: 1. передний край клапана параллелен борту мундира (или камзола), а петля для первой пуговицы параллельна этому краю (рис. 3.1, 3.2); 2. задний край клапана параллелен соседней с ним боковой шлице
и задняя петля параллельна краю клапана (рис. 3.1, 3.2); 3. верхний край клапана находится на прямой, соединяющей пос
леднюю пуговицу борта и заднюю пуговицу на лифе. Однако верх
ний пришивной край клапана кроится не по прямой, а по конусу юбки
мундира и в зависимости от формы этого конуса может иметь разный
прогиб дуги в своей выкройке (обычно около 1–3 см) (рис. 4).
Следует отметить, что с введением фрачного покроя в начале XIX
в. на мундире нижних чинов боковые карманы и карманные клапана
надолго исчезают и появляются лишь в XX в.
Пуговицы. На передних полах число пуговиц, идущих до самого низа, до 1712 г. не было жестко регламентировано. Однако с этого времени
на мундире и камзоле оно уже не превышает 11–12 ти. Пуговицы были
дороги и их выдавали солдату только один раз. Уже в первых мунди
рах устанавливаются два типа размеров пуговиц – большие или мун
дирные (обычно диаметром около 22–24 мм) и малые или камзоль
ные (обычно 16–17 мм). При Петре были модны конические, доволь
но высокие пуговицы, обычно с чеканным орнаментальным рисун
ком. С течением XVIII в. пуговицы военных стали сферическими и
без изображений. Форма их менялась мало, но к концу екатерининс
кого времени они ненадолго стали почти плоскими и большими.
236


У офицеров XVIII в. обычно были
деревянные пуговицы линзовидной
формы, если смотреть на них в про
филь. Верх таких пуговиц закатан зо
лоченой или серебреной медной
фольгой. Такие пуговицы не портят
окислами и острыми краями очень
дорогого сукна мундира. А у нижних
чинов пуговицы бронзовые штампо
ванные или литые, подобные сфери
ческим или плоским грибкам с под
паянным или литым ушком.
Рис. 5. Двухшовные рукава: К середине XVIII столетия число
1 – рукав мундира времени
пуговиц на поле мундира сокращает
Елизаветы, 2 – рукав
ся до 6–7 в ряду, но на камзоле их
офицерского сюртука 1844 г.
число до конца века остается 9–11.
При Александре I их по 6 в два ряда
или 9 в один ряд. При Павле и Алек
сандре на орденских мундирах по
явились пуговицы с символически
ми изображениями. Но на военных
мундирах до 1832 г. пуговицы были
гладкие, без рисунков, со слегка сфе
рической поверхностью. С 1832 г. на
форменных пуговицах приказано де
лать различные изображения (госу
дарственный герб, буквы, цифры,
символические эмблемы) в соответ
ствии с родами войск и их статусом.
При Александре II на мундире рас
полагалось 8 или 6 пуговиц в два
ряда. При Александре III введен
мундир без пуговиц – полы на крюч
ках. При Николае II – снова 6 пуго
виц в один или два ряда. Перед Пер
вой мировой войной на полевом ки
теле и шинели их число 5 в ряд (на
американский манер). Это число со
храняется на мундирах в советское
и настоящее время.
Рис. 6. Мундир л. гв. Конного
Число пуговиц на обшлагах и кар
полка при Петре III
237
манных клапанах в XVIII в. было связано определенным соответстви
ем. В первой четверти XVIII в. на карманных клапанах и обшлагах
рядовых и офицеров было по 5 пуговиц, позднее по 3. К 1763 г. это
число сократилось до 2 х пуговиц под клапанами кафтана и камзола
и до 2–3 х на обшлагах. В последующие времена на обшлаге находят
ся от 2 х до 4 х, а на клапанах 2–3 пуговицы. С появлением полукаф
танов, с середины XIX в. связь числа пуговиц около карманных кла
панов с их числом на обшлагах исчезает окончательно, а карманные
клапана часто делаются совсем без пуговиц.
Следует заметить, что, несмотря на наличие большого числа пуго
виц, мундир XVIII в. обычно не застегивался. Следуя моде, в петров
ское время полы мундира соединяли в средней, а позднее только в
верхней части груди. При этом, вплоть до времени Павла I для засте
гивания мундира часто использовались не пуговицы, а крючки. В края
бортов в местах соединения вшивались латунные петельки и крюч
ки. Глухо застегнулись борта мундира на пуговицы только при фрач
ном покрое со стоячим воротником браслетом.
Воротник мундира. Воротник военного мундира в начале XVIII сто
летия мог быть небольшим, отложным с острыми или скругленными
углами, мог быть в виде совсем невысокой стоечки (были мундиры и
без воротника). С 1712 г. типичным стал отложной воротник. В голь
штинских войсках Петра Федоровича (1756–62) впервые в России
появляется имитация воротника в виде полоски прикладного сукна, пришитой по плечам мундира. Но при Екатерине это нововведение
не было утверждено для российской армии. В екатерининское время, следуя французской моде, постепенно, начиная с 1775 г., воротник, оставаясь отложным, начинает в своем изгибе подниматься к ушам. В
дальнейшем, во времена Павла Петровича, кромка воротника продол
жает «расти» к ушам, создавая косую линию плеча. Одновременно
вновь распространяется «гольштинская» имитация отложного во
ротника. Но настоящий стоячий воротник появляется только при
Александре I с введением фрачного покроя. До 1810 г. воротник
был высокий (до 12 см), доходил до мочек ушей, а спереди он был
открытого типа. Крой такого воротника не простой – сзади он выше, чем спереди. С 1812 г. воротник становится ниже и глухим, плотно
охватывая горло кольцом, и застегивается спереди на 2–3 крючка.
Следует отметить, что при двубортных мундирах острые концы от
ложного воротника совпадают с началом линии рядов пуговиц борта.
Это непременное условие при крое павловских мундиров, а позже при
крое офицерских шинелей с отложным воротником и прочих двубор
тных одежд. В двубортных мундирах со стоячим воротником ряды
238
пуговиц борта обычно совпадают по одной линии с погонными пуго
вицами. На мундирах с лацканом (от Екатерины до Николая II) ряд
бортовых пуговиц находится на одной линии с седьмой пуговицей, находящейся около плеч вверху лацкана.
Рукав. До появления точного и скорострельного оружия в 80 е г.
XIX столетия основным противоборством солдата было сближение с
противником и рукопашная схватка. Пеший солдат и конник действо
вали пикой, штыком, прикладом и холодным оружием. В этих усло
виях крой мундира и рукава должны быть таковы, чтобы не мешать
движениям рук и фехтованию оружием даже при тесном и застегну
том мундире. Именно эти обстоятельства обуславливали неизмен
ность анатомического кроя мундира, заложенного в принципах кон
струкции начала XVIII столетия. Прежде всего, это касалось кроя
плеча рукава и мундира. В эпоху Александра I и Николая I в угоду
моде головка рукава нередко имеет маленькие сборки у плеча, созда
вая модные буфы, однако до времен Александра III кроя не меняли и
в плечо не вставляли никаких ватных подставных плечиков.
Крой рукава мундира, построенного до 80 х гг. XIX в., имеет несколь
ко очень важных особенностей.
Первая особенность. Рукав до конца правления Александра II (у
солдат до 1874–81 гг.) всегда двухшовный, подкройной и несколько
серповидный по форме. Внутренний шов сшитых половинок рукава
всегда был полукруглым, а внешний – с небольшим углом для свобо
ды сгиба локтя (рис. 5). Это особенно проявилось с екатерининских
времен после сильного суживания рукава. На кафтанах первой поло
вины XVIII в. плечевая часть рукава была обычно длиннее локтевой, так как, не доходя до кисти, рукав заканчивался, давая возможность
видеть обязательное украшение тогдашнего мундира – манжеты. Со
второй половины XVIII в., по мере уменьшения размера обшлагов, рукав обуживался, надвигался на кисть. Мода на большие манжеты
уходила и пространство для манжет сокращалось. Если в начале прав
ления Елизаветы солдатам полагалось иметь манжеты, выходящие
из под обшлага на 3 пальца, то в конце ее правления уже только на
два. В позднее екатерининское время небольшие едва видные сборки
манжет стали пришивать к внутренней части обшлага. К тому же у
солдат (обычно и у офицеров) манжеты, как и воротник манишка, никогда не были принадлежностью рубашки, а существовали отдель
но. Рукав окончательно «съел» манжеты к концу XVIII столетия, а
обшлаг (уже без манжет) в начале XIX столетия из отворотной стал
пришивной частью рукава мундира и смело начал надвигаться на
кисть, охватывая ее (рис. 2).
239
Вторая особенность. При крое исторического мундира следует об
ратить особое внимание на то место, где в плечо вшивается рукав. Дело
в том, что современный крой иной. До середины ХIХ в. место вшива
ния рукава бралось ближе к середине плеча. Плечо переходило в ру
кав там, где оно только начинает скатываться в закругление руки, тогда
как по современным представлениям рукав должен обрываться с плеча
пиджака в вертикаль руки за пределами анатомического плеча. От
сюда, замеряя ширину плеч мундира XVIII столетия, не следует их
напрямую соотносить с размерами современного пиджака, не приба
вив к этому размеру, по крайней мере, 4–5 см с каждой стороны (т. е.
если мы, например, намерили ширину спинки екатерининского или
петровского мундира в 34 см, то обладателю этого мундира нужен был
бы современный пиджак не менее 44 размера).
Третья особенность. Нижняя половинка двухшовного рукава была
лишь несколько меньше верхней. При этом пройма для рукава на мун
дире была такая же, как и сейчас – круглая. Если представить себе, что мундир можно надуть воздухом, то такой вшитый рукав отойдет
от корпуса не косо вниз как сейчас, а практически встанет параллель
но полу (рис. 5). И это очень важное обстоятельство. Только такой
крой плеча и рукава давал возможность свободному взмаху руки в
любом направлении, без сопротивления ткани и подъема пол вслед
за движением руки. Во второй половине XVIII в. рукав стал узким.
При кафтане, тесно облегающем грудь, и узком рукаве такой его по
крой был просто жизненно необходим, так как рукопашная схватка
была основным типом действий солдата и кавалериста до появления
многозарядной винтовки. Эти особенности кроя, как уже рассматри
валось, маскировали истинную ширину плеч обладателя мундира, сильно уменьшая ее в наших глазах. Часть плеча человека практичес
ки уходила в рукав. Именно поэтому попытка определения размеров
плеч и груди, скажем, Петра Первого или Петра Федоровича по их
мундирам без учета выше сказанного приводит лишь к анекдотичес
ким результатам. Эти же особенности кроя рукава создавали харак
терные складки на мундире у подмышки, когда рука опушена вниз.
Так, часто образуются складки, идущие из подмышки вверх к плечу и
шее. Эти складки можно видеть на портретах XVIII столетия у всех
лиц, одетых в кафтан подобного кроя. До тех пор пока военный чело
век орудовал в полевой схватке штыком и прикладом, а не стрелял, зарывшись в окоп, изменить старый крой рукава и плеча в угоду моде
было невозможно, почти смертельно. Именно в этом скрыта причина
консервативности кроя военного мундира до последней четверти XIX
в. Поэтому при переходе к фрачному мундиру одним из средств борь
240
бы с немодными складками на груди было не изменение кроя, а арми
рование верхней части груди волосом и ватой.
Первые же примитивные пулеметы (митральезы), примененные тур
ками в войне 1877–78 гг., засеяли поля боев трупами солдат, так и не
дошедших до рукопашной схватки с противником. С появлением в 1884
г. пулемета Хирама Максима и далее ручных пулеметов и автоматов
анатомическое удобство старого мундира сложного кроя потеряло спа
сительное значение, уступив место простому, свободному, дешевому и
массовому пошиву. С другой стороны, эти процессы к началу XX в.
привели к созданию нового типа мундира – полевой военной спецо
дежды, выделив прежний старый парадно строевой мундир в особую
категорию – не для боя, а только для парада и праздника.
Четвертая особенность. Очень важным обстоятельством при вта
чивании рукава при данном крое является то, что задний его шов на
ходится ровно посередине между швами спинки – швами плеча и бо
ковины (рис. 4). Расстояние между этими швами довольно постоян
но (А=Б) во времени и колеблется около 3–4 х см. Задний шов рука
ва не должен совпадать со швами спинки, если это не мундир казака, улана и гусара. У последних задний шов рукава обычно плавно пере
текает в боковой шов. У улан это делается обязательно, так как в этом
шве располагается выпушка. Отсутствие центрального шва на спине
у кафтанов с этнографическим происхождением не существенно для
анатомической геометрии мундира, так как компенсируется отрезной
юбкой (если это не куртка). Зато такой народный крой экономит ма
териал, позволяя использовать короткие куски.
Эта четвертая особенность нарушается только в конце XIX в., когда
при переходе к пиджачному крою резко изменяется крой рукава и
спинки, как и вся геометрия кроя прежнего мундира. При Александ
ре III «народный» крой был принят и для армейских мундиров. Спин
ка мундира теряет центральный шов, а рукав кроится в виде сужива
ющейся трубы. Плечевой шов поднимается со спины наверх, боковой
шов спрямляется и вверху уходит внутрь, к подмышке, а внизу он
идет уже не на сближение с центральным швом, а к боковому карма
ну. Втачивается такой рукав косо отходящим от тела, как и сейчас.
Отворот рукава или обшлаг. В российских войсках разрезные об
шлага были в кавалерии и на флоте, а круглые – в пехоте и артилле
рии. Круглые – это значит, что внешний край обшлага составляет
полное кольцо и на обшлаг галуны нашиваются по кольцу. В кавале
рии и во флоте обшлага сзади с разрывом, край которого оформляет
ся как разрез с нашиваемыми галунами. Это правило было опреде
ленным, пока обшлаг существовал как отворот, и еще некоторое вре
мя в XIX в.
241

В начале XVIII столетия обшлаг, пришитый к рукаву, был большим
и широким, он почти доходил до сгиба руки в локте, а при Петре II и
Анне Иоанновне – даже выше локтя, хотя и поуже. Ко времени воцаре
ния Петра Федоровича рукав мундира резко обузился, так что скоро
лишил возможности носить под мундиром камзол с рукавами. К 1762
г. обшлаг пехотного мундира стал занимать 12–15 см, а кавалерийско
го – и того меньше. Обшлаг не только укорачивается, но и обуживает
ся, приближаясь к окружности рукава и, наконец, становясь его деко
ративной частью. Так, на портрете Петра III в Преображенском мунди
ре нового вводимого образца обшлаг является продолжением рукава
мундира, выделяющимся только прикладным цветом. В екатерининс
кое время маленький обшлаг уже декоративный элемент. С началом
XIX в. обшлаг мундира окончательно стал частью рукава и место его
существования стало обозначался лишь выпушкой (рис. 2).
Камзол
Камзол надевали в качестве нижней одежды под мундир. Он был
однобортный, реже двубортный. До времен Екатерины солдатский
камзол служил у солдат в качестве нестроевой летней одежды.
В петровские времена по основному крою камзол мало отличался
от мундира. Все, что было сказано о мундире, касается и его. Он был
полностью из сукна, но
несколько короче и в бо
ковых шлицах, в отличие
от мундира, было заложе
но лишь по одной склад
ке. Камзол обычно делал
ся без воротника (или с
маленькой «стоечкой»),
рукава без обшлагов, спе
реди два кармана с клапа
нами (рис. 7). Попытка со
хранить модный тонкий
стан и округлый силуэт
плеч в верхней части при
сокращении объемов
юбки кафтана вызвала не
обходимость вообще уб
рать рукава и заднюю
спинку камзола, заменив
Рис. 7. Камзол Петра I (1712–20 гг.) ее полотном, шелком или
242

даже просто двумя вере
вочками.
Офицерский камзол со
2 й половины XVIII в.
уже не имел рукавов, од
нако спинка у него чаще
была сделана из сукна или
шелка (рис. 8). На момент
правления Петра Федоро
вича солдатский камзол
тоже потерял рукава, а его
спинка делалась из хол
стины, но только до пояса,
с завязываемыми у талии
лямками для регулировки
объема. Таким образом,
соблюдение важных осо
бенностей кроя (рукава,
Рис. 8. Камзол офицерский 1796 г.
плеча и спинки) для камзола стало почти несущественным. Спереди, ниже талии, на уровне последней пуговицы камзола как украшение
пришивались два карманных клапана с 2 мя пуговицами под каж
дым из них. Настоящих же карманов с середины XVIII в. под клапа
нами камзола уже не было. Однобортный камзол долго, на протяже
нии всего XVIII в., сохранял 11 пуговиц по борту. При Павле он при
обрел вид короткого жилета. Солдатский камзол исчез с распростра
нением фрачного мундира в начале XIX в., причем в армии быстрее, чем в кавалерии, а во флоте позже всего. В Крымскую войну флотс
кие унтер офицеры все еще имели жилеты. Камзол в виде белого и
черного жилета сохранялся у офицеров флота в парадно выходной
форме до 1917 г.
На протяжении XVIII в. камзол непрерывно укорачивался. Эволю
ция камзола привела к превращению его в жилет. Под глухим фрач
ным мундиром, а чаще под сюртуком он еще продолжал существо
вать при Александре I, но практически исчез к концу правления Ни
колая I.
Штаны
До конца XVIII в. в Европе все, в том числе и военные, носили кю
лоты – короткие штаны, застегивающиеся под коленом пряжкой. В
России кюлоты были введены при Петре одновременно с европейс
ким мундиром. Кюлоты по крою сильно отличались от современных
брюк. Типичной принадлежностью кюлотов был откидной лацбант, 243

Рис. 9. Конструкция генеральских (красных) кюлотов времени
Екатерины
расположенный спереди, который застегивался на пару пуговиц у с
боков. Пришивной пояс спереди застегивался на 2, реже 3 пуговицы.
Сзади пояс был разрезной и его объем регулировался с помощью од
ного, реже двух хлястиков сзади, с пришитыми на них роговыми пу
говицами или пряжками. При Петре I сзади, под пришивным поясом
с каждой стороны закладывалось не менее 5 ти глубоких складок. Они
давали свободу маху ног. У пояса штанов, с боков, могли быть врез
ные карманы (у солдат чаще один, справа). У офицеров и генералов
спереди у пояса были карманы, прикрытые клапанами. У объемис
тых кюлотов петровских времен, если их разложить плоско на повер
хности, обе штанины расходились под тупым углом. У тесных екате
рининских кюлотов штанины соединялись уже под более острым уг
лом. Однако следует заметить, что крой долго оставался прежним, так как складки сзади на поясе и создавались, чтобы не мешать высо
кому маху ноги для марширующего пехотинца или для посадки кава
лериста при езде верхом (что очень трудно сделать в брюках совре
менного покроя) (рис. 9). Кюлотный крой существовал и для штанов
XIX в., пока не появились брюки, отпала муштра и распространился
механический транспорт. Однако в XX в. лацбант долго сохранялся
на брюках моряков, которые, как правило, не спешат сменить удоб
ное на модное.
Военные кюлоты могли быть выполнены из сукна, замши, козли
ной кожи и сурового полотна. Замшевые и козлиные носили обычно
кавалеристы, а полотняные кюлоты пехотинцы и кавалеристы наде
вали как рабочую одежду. Замшевые и кожаные кюлоты кроились
сходно, но отличались более прихотливым кроем, так как имели ог
раниченные возможности к вытягиванию и принятию формы ноги. К
тому же размер выкраиваемых кусков определялся естественными
размерами шкуры, поэтому могут встречаться клинья и вставки, а
также некоторые упрощения. Рабочие хлопчатобумажные штаны кро
244
ились свободнее, грубее и проще.
Офицерские кюлоты и кюлоты генералов были сделаны из каче
ственного сукна, с тщательной отделкой красивыми пуговицами, а
низ и разрез застежки под коленом отделывался по краю галуном с
пряжкой. На разрезе пришивались камзольные пуговицы числом от
4 х до 8 ми. В обиходе у гольштинских офицеров и у самого Петра
Федоровича находились упрощенные кюлоты с гульфом вместо лац
банта, которые впереди застегивались на 2–3 камзольные пуговицы
наподобие современных брюк. Пуговицы гульфа не прикрывались
клапаном и были видны. Это упрощение появилось при следовании
светской моде на тесные штаны. Петр Федорович сам носил такие
штаны, сидящие без складок, и требовал этого от других. Мода на тес
ные кюлоты поддерживалась и при дворе Екатерины, но гульф на
брюках в русской армии появился лишь во 2 й половине XIX в.
Кюлоты, также как и мундир, на протяжении XVIII в. испытывали
суживание и упрощение. Еще при Анне Иоанновне штаны стали обу
живаться, сокращались многочисленные складки сзади у пояса. Уже
к елизаветинскому времени штаны перестали быть свободными, а
Петр III сделал их настолько узкими, что стало трудно сидеть. Число
складок сзади у пояса штанов сократилось с петровских 10–12 ти до
2–4 х. В екатерининское время узкие, «влитые» кюлоты уже делали
в нужных местах подкройными (кривизна бедер, икр и пр.). Павел
снова сделал армейские штаны более свободными. Однако прибли
зительно современный объем штаны приобрели в ХIХ в. с появлени
ем длинных панталон брючного фасона. На протяжении XVIII и по
чти всего ХIХ вв. принципиальный крой верхней части мужских шта
нов, вне зависимости от их длины, остается постоянным, и это штаны
с лацбантом, а не с гульфом. Массовый пошив упрощенных шаровар, наступивший с началом эры призывной резервистской армии в 1874
г. – вот точка, с которой начинается торжество брюк и гульфа на них.
Мужские порты, кальсоны в крое представляли собой примерно та
кие же кюлоты, но без лацбанта, а с подобием гульфа. Они имели пояс, несколько складок сзади и хлястик или пришивные тесемки. Спере
ди они были на костяных или деревянных пуговицах, Так, по описа
ниям современников, Павел Петрович спал в подобном полотняном
небеленом камзоле и кюлотах.
Сюртук
Все офицеры, в холодное или ненастное время, вне строя могли но
сить сюртук поверх мундира или вместо мундира. Под подкладкой
сюртука нередко располагалось утепление, иногда состоящее из слоя
ваты толщиной в палец.
Сюртук определен офицерам и генералам для ношения вне строя
245

около 1756 г. и просуществовал до конца XIX в. С 1763 г. он обрел
права военной нестроевой одежды офицеров и определенный вид.
Сюртук скроен по тем же принципам, что и мундир, но чаще свобод
нее последнего, а длиной, как и мундир – по колено. Сюртук часто
был двубортный. Полы его не отворачивали, причем они всегда обра
зовывали сплошной колокол юбки. Сюртук продолжал иметь полы
даже тогда, когда мундир стал фрачного покроя. Кроме того, сюртук
как одежда вседневная обычно лишен всяких украшений. В XVIII столетии он часто служил офицерам заменой шинели, которой еще
не было. При появлении мундира полукафтана с полами (с 1856 г.) различие между сюртуком, вицмундиром почти исчезло, а для зимы
появилось офицерское пальто. В этих условиях сюртук упразднили
из гардероба офицера за ненадобностью. Однако во флоте сюртук с
эполетами как парадная одежда просуществовал до конца империи.
Шинель
Шинель появилась как развитие епанчи – плаща, к которому при
бавили рукава. Епанча с рукавами известна с середины XVIII в., но
носили ее высшие офицеры в качестве нестроевой и нерегламенти
рованной необязательной одежды. В 1799 г. Павел Петрович ввел в
армейский обиход нижних чинов шинель вместо епанчи. Для конст
рукции шинели характерны те же принципы построения рукавов, пле
ча и спинки, что описывались выше для сюртука и кафтана. Но на
шинели долго присутствуют прежние элементы конструкции плаща
– несколько зашитых скла
док сзади у ворота, дающих
возможность большого рас
ширения ее от плеча вниз.
Сзади, в талии, шинель схва
тывалась хлястиком. Офи
церы, в отличие от нижних
чинов, еще долго носили ши
нель как плащ – в накидку,
и не стягивали ее в талии
хлястиком. Современная
офицерская шинель ведет
свое происхождение не от
этой шинели, а от двуборт
ного офицерского плаща,
введенного в употребление в
начале правления Алексан
дра II. Прежняя офицерская
Рис. 10. Шинель офицерская 1812–17 гг. шинель с пелериной, про
246
званная после ее последней модификации «николаевской», дожила
до 1917 г. (рис. 10).
Рубахи
Рубахи нижних чинов XVIII столетия были довольно просты –
холстяные или полотняные мешки с рукавами, прямого покроя, без
анатомических швов, придающих форму, длиной почти до колен.
Внизу с боков иногда были разрезы. Обычно рубахи делались из
холста и не имели воротников и обшлагов, которые быстро пачка
лись. Во всяком случае, простой холстяной обшлаг и отложной во
ротник если и были, то не демонстрировались. Поэтому декоратив
ные полотняные воротники и обшлага вместе с украшениями (у сол
дат в виде простых полотняных сборок полотна) крепились отдель
но – в виде сменных галстуков, нарукавников или пришивных ман
жет. Кроме того, у мундира XVIII в. грудь и горло солдата открыты
непогоде, что могло быть чревато простудой. По функции галстук за
менял стоячий воротник мундира до его появления. По конструкции
галстук представляет собой плотный ошейник (чаще суконный или
фланелевый) с белой оторочкой. Спереди к нему был пришит неболь
шой нагрудник со сборками полотна (у офицеров тут была маниш
ка). Характер сборок белой материи на груди менялся во времени от
моды. Галстук на шее должен был сидеть гладко без складок, застеги
ваться сзади медной пряжкой (желтой или луженой). С появлением
«глухого» мундира в XIX в. солдатский галстук упрощается, но исче
зает не сразу, так как должен был быть виден над стоячим воротни
ком. В XX в. черный галстук подобной конструкции сохранился у мат
росов и курсантов во флоте. Он употребляется при ношении в холод
ное время бушлата или шинели с распашной рубахой матроской. Да
лее, в XX в. при развитии спецуниформы и полевой формы происхо
дило постепенное замещение армейских нижних рубах на более удоб
ные майки и трикотажное белье.
Белые манжеты и воротники как пристяжные элементы нижних ру
башек офицеров окончательно исчезли в армии и флоте лишь к сере
дине XX в. Совокупность многих факторов «пришила» воротник и
обшлага к праздничной гражданской, а затем и к военной рубашке.
Причин исчезновения много. Значительную роль сыграло упроще
ние формы этих элементов и развитие легкой промышленности, по
зволившей удешевить пошив и механизировать стирку белья. К тому
же в начале XX в. разделение формы на полевую и парадно строевую
сократило моменты ношения ее с белой рубашкой и снизило необхо
димость частой замены этих элементов. Затем, в советское время, в
повседневном употреблении получила распространение полевая фор
ма рубашечного типа.
247
Штиблеты
В XVIII в. необходимость штиблет была порождена ношением ко
ротких штанов. В первой четверти XVIII в. вместо штиблет употреб
ляли чулки. Конструкция штиблет не отличалась разнообразием.
Парадные и летние штиблеты – белые полотняные, с обтяжными бе
лыми пуговицами, а вседневные и зимние – черные суконные на хол
стяной подкладке, с медными плоскими пуговицами (цветом по при
бору). Пуговиц было по 12, располагались они с внешней стороны.
Носились штиблеты с башмаками или низкими сапогами, внизу они
прикрывали верх башмаков пришивным козырьком, а вверху натяги
вались на колена. С зимними черными суконными штиблетами ввер
ху надевались белые штибель манжеты, выдававшиеся на 2–3 паль
ца выше колена. Под коленом, вокруг пришивалась подвязка с мед
ной пряжкой, лежавшей сразу позади пуговиц. Кроились они из двух
половин с выгибом для икры, отдельно выкраивался и вшивался пе
редний треугольник козырька над стопой. Внизу штиблеты имели
ремень штрипку под стопу, который застегивался на последнюю пу
говицу внешней застежки.
В начале XIX в. с внедрением длинных штанов, напоминающих бо
ковыми пуговицами гибрид кюлотов со штиблетами, штиблеты по
всеместно вытесняются. После 1812 г. их заменяют простые пантало
ны без пуговиц, а затем шаровары и брюки.
Шляпа треуголка
Шляпа треуголка – в ее основе лежит черный валяный колпак с
полями. Поля и тулья шляпы треуголки XVIII столетия делались
как правило из одного куска фетра. Обычай пришивать поля, сде
ланные отдельно, к тулье появился к началу XIX столетия с услож
нением формы офицерских шляп и совпал с началом исчезновени
ем шляпы из набора головных уборов для нижних чинов. Круглая, похожая на цилиндр, солдатская шляпа начала XIX в. очень быстро
превратилась в валяный кивер.
Внешний вид шляпы треуголки определялся при изготовлении тре
мя особенностями:
1. первоначальным углом отхождения полей от колпака, 2. характером загибания ее углов и полей,
3. формой обрезания полей.
Все три характеристики менялись на протяжении XVIII столетия, следуя моде. В начальные 1700 е гг. у плоской круглой шляпы с перь
ями офицеры нередко делали только один два отгиба края. К 1712 г.
нормой стали поля, загнутые в треугольник. Затем передний угол тре
угольника поднимался и все ближе подходил к тулье. Первоначально
248

Рис. 11. Эволюция шляп XVIII в.: 1 – пехотная шляпа 1700 е гг., 2 – пехотная шляпа 1750 г., 3 – пехотная шляпа 1770 г., 4 – драгунская
шляпа 1790 г., 5 – драгунская шляпа 1796 г., 6 – драгунская шляпа 1801 г., 7 – офицерская шляпа 1803–11 гг.
(от Елизаветы до Екатерины) в этом процессе передний угол шляпы
был даже несколько выше заднего края, но cо времени Павла I задний
край несколько возвышался над передним. При Павле передний угол
треуголки стал уже практически «волной» передней плоскости. Так
проходило постепенное изменение от довольно плоской, широкой
треугольной шляпы начала XVIII столетия к «двууголке» начала XIX
столетия, с опущенными углами и вертикально стоящими и дугооб
разно выгнутыми передним и задним краями. Возникновение двуугол
ки с огромными, прихотливо вырезанными полями потребовало из
менения технологии изготовления, колпак шляпы стали делать от
дельно и пришивать к полям (рис. 11).
У нижних чинов шляпа была грубой шерсти или поярковая (валя
на из более нежной шести от первой стрижки годовалых овец). У офи
церов повседневная треуголка поярковая, а парадная – полупуховая
или пуховая (валяная из тонкого пуха) с галуном и украшениями.
Поля притягивались к тулье обдержками и обрезывались на 2 пальца
выше тульи. Тулья на голове сидела достаточно плотно и пехотинцам
ремешка не требовала, однако офицеры и кавалеристы имели шляпы
с подбородочным ремешком, который был из шелковой тесьмы или
кожаным, с медной пряжкой для регулировки.
Шерстяная шляпа была тем толще и рыхлее, чем дешевле исход
ный материал и выделка. Внешний вид и толщина солдатского мате
риала чуть лучше, чем у простого черного валенка. Для того, чтобы
249
валяная шляпа держала форму, ее слегка пропитывали раствором сто
лярного клея и задубливали, например, кавасцами. Офицерская пу
ховая шляпа была дорогая, с тонким краем, плотная, хорошо держала
форму, а ее поверхность была такой же гладкой, как у хорошего сукна
и с застилом из нежного короткого пуха. Чтобы форма краев шляпы
не меняла приданных ей очертаний от влаги и употребления, с внут
ренней стороны, отступя от края на 3–5 см, пришивалась обмотанная
черным полотном проволока. Однако этого было мало для сохране
ния столь дорого головного убора. Каждая дорогая парадная шляпа
офицера, как и эполеты, имела свой деревянный, обитый кожей и
выстланный шелком футляр, где ей, ее султану и золоченым бите
вым кистям и шнурам гарантировалась сохранность в дороге.
У нижних чинов шляпа обычно по краю обшита тесьмой (22 мм) белого или желтого цвета (по прибору), у унтер офицеров – широ
ким галуном (0,5 вершка – 22 мм), у офицеров– широким (в 0,75–1
вершок) позументом. У генералов XVIII в. шляпы треуголки были с
белым пуховым страусовым плюмажем, пришитым к проволоке за
внутренним краем шляпы, и со специфическим золотым шитьем с
применением блесток. А края двууголок начала XIX в. обычно уже не
украшались. С конца XVIII в. спереди слева в специальный карман, пришитый изнутри, вставляли перьевой или волосяной султан.
В боковых углах шляпы выглядывали круглые кисти шнурков кор
дона, некогда предназначенных утеснять тулью шляпы в основании.
Однако скоро, в конце 1 й половины XVIII в., кордон шляпы приоб
рел знаково декоративный характер и стал украшением. Цвет кистей
кордона у нижних чинов стал предметом различий подразделений, а
материал их составляющий (шерсть, шелк, металлическая бить) –
предметом различий по чинам. У нижних чинов – кисти шерстяные, гарусные, у офицеров – золотные или серебряные с битью, у генера
лов – такие же, но более богатого исполнения. У двууголок генералов
XIX в. в углах виднеются битевые «макароны» того же плетения, что
свисают на их эполетах.
На шляпе XVIII в. спереди слева был расположен белый волося
ной или шелковый бант (кокарда). Бант крепится с помощью накид
ной петли на пришитую пуговицу. У унтер офицеров петля из черно
го или золоченого шнура, а у офицеров из золоченого галуна. При
Павле белый бант из ленты заменен на черный с оранжевыми полос
ками. С началом XIX в. лента стала укладываться в круглую розетку, а в середине этого века превратилась в жестяную кокарду.
Подкладка у шляп офицеров была шелковая, с кожей у нижнего
края, а у нижних чинов – холстинная. Внутри генеральской и штаб
250

офицерской шляпы двууголки встречаются нашитые кожаные пет
ли для укладки отстегнутого от пуговицы золоченого шнура.
Всем чинам шляпу треуголку следовало носить надвинутой вперед, до бровей. Кроме того, шляпу треуголку и двууголку носили несколь
ко склоненной на правую строну. В XIX в. носить двууголку вперед
полем или углом было регламентировано для военнослужащих по
разному.
Сапоги
У обуви крой подошвы отдельно для правой и для левой ноги по
явился только в конце правления Екатерины и постепенно вошел в
практику дворянской обуви при Павле. Обычным для армии он стал
лишь с 1 й четверти ХIХ в. В XVIII
столетии решение по определению
правого и левого башмака или сапо
га принимали после начала носки
обуви (рис. 12). Поэтому подошва
делалась узкой и симметричной, и
наиболее широкой частью подметки
был каблук. Центральная часть по
дошвы была узкой, что позволяло за
счет мягкости своих верхних головок
при носке формировать левый или
правый вариант. Именно поэтому
носок пехотного сапога обычно был
плоским и мягким, без жестких вста
вок (рис. 12). Пяточная же часть го
ловки сапога всегда была толстой и
жесткой. В подъеме подошвы распо
Рис. 12. Сапоги офицерские, лагался толстый деревянный супи
1805–12 гг.
натор, который вынуждал делать эту часть подошвы выпуклой, а не
плоской. Отчасти он определял необходимость высокого каблука.
Каблук, даже невысокий, почти всегда суживался вниз в форме рюм
ки. Некоторые изменения в конструкции имеют сапоги конников пер
вой половины XVIII в. Они были жесткой кожи с большими штюль
пами. Подобные сапоги часто носил, например, Петр I (рис. 13).
Конники чаще носили съемные железные шпоры на ремнях. Для
удержания шпоры на сапоге от сползания сзади, между каблуком и
пяткой, обычно вшивался небольшой язычок, на который могла опи
раться неприбивная шпора и не сваливаться. Именно съемные шпо
ры больше всего шумели и звякали при ходьбе.
251


Рис. 13. Сапоги конников 1 й половины XVIII в.: 1 – 1700 е гг., 2 – 1740 г., 3 – 1770 г.
Сапоги XVIII в. – черные, разной степени выделки и отделки, смаз
ные и лаковые. У офицеров сапоги были высокие, узкие, с мягкими
или твердыми голенищами. Они носились кавалеристами всех чинов
и пехотными офицерами в конном
строю. Не доходя до колена, цельная
часть сапога заканчивается, а выше
к ней пришита более плотная разрез
ная (за счет двойной кожи), наподо
бие краг у перчаток и прикрывающая
колено. Эта часть имеет специаль
ный вырез, благодаря чему она не ме
шает сгибу ноги. Форма носка сапо
га менялась во времени, но каблук
обычно был высокий и несколько ко
нический к низу. Мода на невысокие
сапоги (ниже колена) появилась в
Англии, а в России распространи
лась в начале XIX в. При Александ
Рис. 14. Сапоги генерал
ре I голенища сапог делали с подчер
адъютанта, 1815–30 гг.
кнуто выпуклыми круглыми икрами
252

(рис. 14). При Александре II в моду вошли высокие сапоги с мягкими
голенищами, собранными «гармошкой» внизу.
Башмаки
Конструктивно башмаки представляют собой головку сапога, а по
тому все, что говорилось для конструкции сапог, применимо и к ним.
Башмаки начала XVIII в. были черные, тупоносые, с квадратными
носами, с довольно высокими каблуками и длинным языком. По сто
ронам переднего разреза, спереди имелась пара дырочек для завязы
вания шнурками. Во флоте этот разрез обычно застегивают не шнур
ками, а пряжкой. Однако такие же башмаки с пряжками любили но
сить офицеры и дворяне (не столько из за удобства, но и, не в мень
шей степени, за возможность украсить пряжку чеканкой, золотом и
камнями) (рис. 15).
К сказанному ранее следует лишь добавить, что кожаные подошвы
снашиваются тем быстрее, чем каменистее дорога и тяжелее вес пе
шехода. Учитывая, что пехота того времени все расстояния покрыва
ла пешком, таща на себе оружие, скатку, ранцы и все, что солдат не
доверит обозу, то подошвы солдатских башмаков просто «горели». В
принципе, каждый солдат должен был уметь быстро подшить новую
подошву, достав запасную из ранца. Это обстоятельство делало не
практичным употребление тонких однослойных подошв, поэтому доб
ротная походная солдатская подошва была из нескольких слоев кожи
Рис. 15. Черные лаковые башмаки кадета, 1780 г.
253
и толщиной около 1 см. Однако кроме практичности существовала и
мода. В петровское время башмак на квадратной толстой подошве был
в моде и у дворян. Но ни во флоте, ни при дворе такой толстой подо
швы башмакам не требовалось, и как только мода прошла, их замени
ли туфельки с пряжками. Среди башмаков 2 й половины XVIII сто
летия, принадлежащих дворянам и придворным офицерам, редко
встречаются башмаки с толстыми подошвами. Однако для солдатс
ких башмаков и сапог толстая подошва была необходима, и в армии
эта особенность задержалась надолго. Для снижения износа подошвы
солдатской обуви (особенно западноевропейской) в XX в. она подби
валась подковками и гвоздями с большой кованой шляпкой.
В эпоху Елизаветы в моде были круглоносые башмаки и сапоги, в
конце ее правления – с высокими каблуками. Во времена Екатерины
носы башмаков несколько уплощились, но Павел вернулся к более
круглым и тяжеловесным формам. При Александре I носы обуви снова
стали узкими, плоскими и квадратными, а каблук был широкий и
плоский. Николаевская обувь частично возвратилась к павловским
формам. Во времена Николая II покрой военной обуви (сапог, боти
нок) уже напоминает современный.
Заключение
В статье выделены основные, наиболее постоянные принципы по
строения мундира и элементов формы одежды XVIII–XIX вв., кото
рые мало зависели от рода войск. В основу архитектуры мундира того
времени положен универсальный анатомически выверенный крой, разрешающий необходимую солдату большую свободу движений. Ра
зумеется, в рамках определенного рода войск появлялись и исчезали
свои особенности кроя, которые, тем не менее, до времени не подвер
гали ревизии описанные выше основы. В рамках этих принципов со
здано все многообразие военных мундиров XVIII–XIX вв., хотя по
рой кажется, что создатели руководствовались лишь свободным сле
дованием моде. Переход к «пиджачному» крою закономерно связан с
изменением характера действий солдата на войне, с переходом к мас
совой призывной армии в конце XIX в. Перемены в военной одежде
современного периода также связаны, прежде всего, с характером дей
ствий солдата и лишь во вторую – с модными силуэтами. Внешний
вид солдата эффективной и успешной армии становится модным в
других армиях и, замечая лишь подражание модной картинке, от по
нимания простого наблюдателя может ускользать глубокая практи
ческая обусловленность и целесообразность общих процессов изме
нения армейской униформы.
254
_______________________________

1 Карпущенко С. Быт русской армии. М.: Военное издательство, 1999.
2 Голыженков И., Степанов. Б. Европейский солдат за 300 лет 1618–1918 // Энцикло
педия военного костюма. М.: Изографус, ЭКСМО Пресс, 2001.
3 Шепелев Л. Е Чиновный мир России XVIII – начало XX в. СПб.: Искусство, 1999.
4 Волков С. В. Русский офицерский корпус. М.: Воениздат, 1993.
5 Военная униформа // Наглядный словарь. Пер. с англ. М.: Слово, 2001.
6 Мерцалова М. Н. Костюм разных времен и народов. Т. III и IV. СПб.: Чарт пилот, 2001.
7 Кирсанова Р. М. Костюм в русской художественной культуре. М.: изд во «Большая
российская энциклопедия», 1995.
8 Кирсанова Р. М. Сценический костюм и театральная публика в России XIX века.
Изд во «Артист. Режиссер. Театр», 2000.
9 Леонов О., Ульянов И. Регулярная пехота 1698–1801. М.: АСТ, 1995.
10 Указ. труд. 1997.
11Указ. труд. 1998.
12 Бегунова А. И. От кольчуги до мундира М.: Просвещение, 1993.
13 Хренов М. М.,. Зубов Р. Т. и др. Военная одежда русской армии. 1994.
14 Доценко В. Д. Русский морской мундир 1796–1917. СПб.: LOGOS, 1994.
15 Летин С. Русский военный мундир XVIII в. М.: 1996.
16 Глинка В. М. Русский военный костюм XVIII – начала XX. Л.: Художник РСФСР, 1988.
17 Агафонов О. Казачьи войска Российской империи. М.: Русская книга, 1995.
18 Дерябин А. Первая мировая война 1914–1918. Кавалерия Российской императорс
кой гвардии. М.: «Издательство АСТ», 2000.
19 Русская кавалерия эпохи Наполеоновских войн // Серия «Военная история». М.: АСТ, Харвест, 2001.
20 Охлябинин С. Честь мундира. Русская армия от Петра I до Николая II. М.: изд во
«Республика», 1994.
21 Корх А. С. Петр I. Северная война 1700–1721. Внешторгиздат, 1990.
22 Военная иллюстрация. Альманах. №1, 1998.
23 Русский военный костюм // Серия первая. Гусары эпохи 1812 года. М.: Прометей, 1990.
24 Журналы «Цейхгауз» № 1–8. М.: изд во «Рейтар», 1991–1998.
25 Журналы «Орел» № 1–3. СПб.: изд во «Орел», 1991–1993.
255
.
За ВДВ...
Аватара пользователя
admin
Администратор
 
Зарегистрирован: 19 сен 2013, 19:36

Вернуться в Кружок кройки и шитья.Реконструкция.

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Наверх .